К вопросу о международном частном праве в Российской Федерации на современном этапе

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

магистрант кафедры истории права и государства Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

Международное частное право в Российской Федерации возникло не так давно, но уже претерпело множество изменений. Некоторые из них были позаимствованы у других государств, а некоторые изменения были внесены благодаря судебной практике. В настоящей статье представлено российское международное частное право, претерпевшее изменения в 2013 году. Также рассматриваются общие и специальные правила, которые касаются статуса личности, формы сделки, положений об представлении физических и юридических лиц, положений об имуществе, сроке давности и положения об договорных обязательствах. Подчеркивается эффективность применения новых норм международного частного права, в которых судебная практика и международные стандарты нашли свое отражение.

Ключевые слова: 

применимое право, выбор права, статут, форма сделки, публичный порядок, практика, Россия, РФ.

Исследование подготовлено при финансовой поддержке РФФИ
в рамках научного проекта № 16-33-01005"а2"
«Рассмотрение частноправовых споров в странах БРИКС» 2016-2018 гг.
(Н.рук. – Е.П. Русакова).
 
     Гражданско-правовые отношения (включая отношения хозяйственно-правовые) в Российской Федерации, имеющие международно-правовой характер, регулируются нормами международного частного права, расположенный в третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации. В 2013 году Федеральный закон от 30.09.2013 №260-ФЗ «О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – 260-ФЗ) внес поправки в действующие нормы международного частного права [4]. 
     Главной целью внесения поправок в третью часть Гражданского кодекса Российской Федерации являлось обеспечение действующего законодательства необходимой судебной практикой. Самые радикальные изменения, которые были внесены в третью часть касались формы уставных норм, где формальные требования в отношении внешнеторговых сделок были отменены. Помимо этого, положения о международном частном праве расширили возможность выбирать право за счет соблюдения не только положений договора, но и законов, предусматривающих деликтные нормы. Также были раскрыты субсидиарные положения права, применяемые к договорам, в отсутствии оговорки о выборе права. Утверждены нормы, касающиеся положений о представлении физических и юридических лиц и добавлены нормы в раздел о деликтном праве. С абсолютной уверенностью можно заявить о том, что 260-ФЗ внес ясность, доступность и гибкость в российское международное частное право. Цель данного исследования заключается в том, чтобы представить российское международное частное право в современном виде, после внесения масштабных поправок в 2013 году [2].
     Основу российского международного частного права составляют коллизионные нормы. Смысл этих норм заключается не в том, что они гарантируют безопасные общественные отношения, но определяют национальное право того государства, которое в конкретном случае можно применить. В дополнение к нормам внутреннего права может возникать потребность в применении иностранного права или норм международного договора. Главной целью международного частного права является определение случаев частного права того государства, в котором иск находится на рассмотрении и какой из этих положения закона должен быть применен. 
     Гражданский кодекс носит базовый характер, а нормы, которые регулируют гражданского-правовые отношения, имеющие международный характер, могут быть и в иных нормативных правовых актах. Как правило к иным нормативным правовые актам следует отнести акты, касающиеся лизинга, золота и т.д. 
     Помимо сказанного, следует указать, что семейно-трудовые отношения, имеющие международно-правовой характер, в российском праве регулируются отдельно. В связи с этим возникает вопрос, почему законодатель решил включить нормы международного частного права в третью часть, когда она не содержит норм международного гражданско-процессуального права и почему российская доктрина разделяет международное гражданско-процессуальное право и международное частное право. В российской правовой системе они включены в нормы гражданского права. Нормы международного частного права содержат общие положения и нормы выбора права, касающиеся правового статуса физических и юридических лиц, а также имущественного права и имущественных правоотношений. Нормы Гражданского кодекса, касающиеся выбора права применения, распространяют свое действие не только на физических и юридических лиц, но также и на других субъектов международного частного права. В соответствии с этим правопорядком частное право определяет вопросы, тесно связанные с личным законом [2]. 
     В свою очередь, положения Гражданского кодекса, касающиеся имущественного права и личных неимущественных правоотношений, содержат нормы о праве, применимом к имущественным правам, что касается формы сделки и срока давности. Помимо этого они включают нормы статута об обязательствах и нормы, определяющие применимое право не только к договору, а также и к обязательствам, вытекающим из односторонних сделок. Они включают в себя уступку требования и выплату процентов, а также обязательства, вытекающие из причинения вреда или несения ответственности и из неосновательного обогащения, а также от недобросовестной конкуренции или ограничения конкуренции. 
     Положения о выборе права распространяет свое действие на обязательства, которые включают в себя положения права, применяемого к ответственности за предоставление некачественных товаров, работ и услуг, а также применимое право за установление требований к страховщику о возмещении убытков. Применимые нормы Гражданского кодекса, касающиеся имущественного права и личных неимущественных правоотношений, были изменены в соответствии с 260-ФЗ иными нормами коллизионного права. Третья часть Гражданского кодекса заканчивается нормами, определяющие право, применимое к отношениям, возникающим из правопреемства [3]. 
     В заключительных статьях подробно рассматриваются общие положения и специальные правила, касающиеся личного статуса, формы сделки, статута представительства, имущественного статута и срока исковой давности, а также нормы статута обязательств, применимые к договорам, включая договор о недвижимом имуществе, а также учредительный договор и договор об осуществлении прав участников общества. 
     К общим положениям международного частного права, содержащимся в третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации относятся: источники международного частного права, область применения норм международного частного права Гражданского кодекса Российской Федерации и их соотношение с нормами международного материального права. Более того, в третью часть помещены общие нормы коллизионного права, положения о правилах и случаях применения правовых норм иностранных государств.
     Согласно статье 1186 Гражданского кодекса Российской Федерации, нормы российского международного частного права, согласно которым определяются нормы права, применяемые к гражданско-правовым отношениям, отягощенным участием иностранных лиц или иного иностранного элемента, содержатся в международных договорах Российской Федерации, Гражданском кодексе Российской Федерации, а также в федеральных законах, принятых в соответствии с ними [5].
     Положение международного права в системе российского права в общем виде закреплено на конституционном уровне, согласно нему если нормами международного договора Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые закреплены в федеральных законах Российской Федерации или иных актам меньшей юридической силы, то применению подлежат нормы международного договора. Это же правило применяется и в случаях «частных правоотношений». Следует отметить, что данная конституционная норма сформулирована весьма в общем виде и не несет практически никаких опасностей для российского правопорядка: Российской Федерацией никогда не будет подписан договор, коренным образом противоречащий национальным правовым нормам в случае его невыгоды.
     В соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации нормы международных договоров имеют непосредственное действие на общественные отношения, урегулированные нормами гражданского права, кроме случаев, когда непосредственно из положений международного договора проистекает, что норма должна быть инкорпорирована в российское законодательство для того, чтобы ее можно было применять при регулировании отношений. К тому же, в пункте 3 статьи 1186 Гражданского кодекса Российской Федерации содержится положение: в случае, если в международном договоре Российской Федерации содержатся, так называемые, материальные нормы, которые подлежат применению к тому или иному отношению, исключено определение права, подлежащего применению к подобным полностью урегулированным вопросам, на основании коллизионных норм права. 
     Как установлено в Гражданском Кодексе Российской Федерации право, применимое к частно-правовым отношениям, определяется также на основе обычаев, признаваемых в Российской Федерации. 
     Что касается отношений, урегулированных в рамках коммерческого права, положения Гражданского кодекса Российской Федерации, посвященные международному частному праву, дополнительно включают в себя правило, согласно которому в случае использования сторонами в договоре специальных терминов, принятых в международном торговом обороте (к примеру, Инкотермс), будет считаться, что стороны согласовали между собой применимость к их отношениям обычаев, соответствующих использованным торговым терминам (при отсутствии в договоре указаний на иное) [6].
     Нормы международного частного права, согласно Гражданского кодексу Российской Федерации, применяются к гражданско-правовым отношениям международного характера. Согласно статье 1886 Гражданского кодекса, отношения с участием иностранных физических и юридических лиц или гражданско-правовые отношения, осложненные иным иностранным элементом, включают случаи, когда объект гражданских прав находится за границей. Несмотря на то, что применение норм международного частного права Гражданского кодекса носит общий характер, в спорах, охватываемых процедурой международного коммерческого арбитража, допускается от них отклонение. 
     Гражданский кодекс прямо предусматривает, что особенности определения применимого права в международном коммерческом арбитраже устанавливается законом «О международном коммерческом арбитраже». Такие положения содержатся в российском законе от 1993 года «О международном коммерческом арбитражном процессе» [7]. В соответствии со статьей 28.2 вышеупомянутого закона при отсутствии оговорки о выборе права арбитры Арбитражного суда принимают решение о выборе материального права, применимого к существу спора в соответствии с нормами коллизионного права, которые они могут считать применимыми к делу. 
     Нормы международного частного права Гражданского кодекса подробно определяют случаи, когда гражданско-правовые вопросы международного характера регулируются российским или иностранным правом. В отношении случаев, когда отношении случаев, когда невозможно определить применимое право в соответствии с нормами российского международного частного права, Гражданский кодекс предусматривает специальное правило, согласно которому применяется право той страны, с которой гражданско-правовые отношения наиболее тесно связаны или имеется право с наиболее тесной связью или же право с наиболее значимыми отношениями. 
     Квалификация обычно подразумевает юридическое определение фактов и обстоятельств, имеющих отношение к рассматриваемому вопросу. Общие положения включают в себя как основные, так и вспомогательные правила. Согласно основному правилу, при определении применимого права толкование правовых понятий, используемых в квалификации, должно регулироваться российским правом, если иное не предусмотрено законом. Вспомогательное правило предназначено для случаев, когда правовые понятия, требующие квалификации, неизвестны российскому законодательству и не может в соответствии с российским законодательством быть истолковано. В данном случае иностранное право может найти свое применение. 
     Нормы международного частного право Гражданского кодекса Российской Федерации в основном включают двусторонние коллизионные нормы, содержанием которых является принцип или правило, на основе которого должен быть выбрано применимое национальное право – российское или иностранное. Однако коллизионные нормы - это лишь выбор применяемых правовых норм, и хотя они являются правовым основанием для применения норм иностранного права, они не содержат ответа на вопрос «материального права». Они указывают только на национальный правовой порядок, на основе которого тот или иной правовой вопрос потенциально разрешим. Кроме того, в случае если оказывается, что применимым правом является право иностранного государства, закономерно встает вопрос о том, каким образом можно выявить содержание нормы иностранного права [4].
     Нормы международного частного права, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации, имеют своим содержанием ряд правил, которые призваны направлять правоприменителя или иного лица при решении вопроса о содержании иностранного права. 
Статья 1191.1 Гражданского кодекса, регулирующая установления содержания иностранного права включает правило, согласно которому при применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с официальным толкованием, судебной практикой и доктриной в соответствующем иностранном государстве. 
     Таким образом российские суды должны ex officio или по своей инициативе учитывать норму иностранного права и находить ей применение. Общее требование заключается в том, что иностранное право должно применяться с тем же содержанием, что и в соответствующем иностранном государстве и оно должно применяться в качестве правовых норм или юридически императивных положений. 
     В целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться за разъяснением в другие компетентные органы или организации, в том числе научно-исследовательские институты как в Российской Федерации, так и за рубежом. Суд также вправе воспользоваться услугами экспертов. Стороны дела могут предоставить документы, подтверждающие содержание норм иностранного права на которые они ссылаются для обоснования своих требований. Стороны могут также оказывать суду помощь и другими способами в разъяснении содержания таких норм [1]. 
     Таким образом, стороны имеют право только на помощь в разъяснении правовых норм, применимых к их спору (или иному правовому вопросу), но юридически рассмотрение дела принадлежит суду. В случае, если претензии сторон связаны с предпринимательской деятельностью, на стороны судом может быть возложена обязанность по предоставлению информации о содержании иностранного права. 
     С каждым годом международное частное право продолжает совершенствоваться, однако благодаря судебной практике можно сделать вывод, что МЧП в РФ оставляет желать лучшего. Тем не менее, есть и положительные моменты. На сегодняшний день многие нормы международного частного права в России напоминают нормы общепризнанные. Сегодня особо важно уделять внимание области защиты прав человека в особенности, если речь идет о спорах с участием иностранного элемента. За последних двадцать лет институт МЧП претерпел немало изменений и благодаря юристам-исследователям, судебной практике удалось достичь больших положительных результатов.
Литература: 
[1] Асосков А.В. Реформа раздела VI «Международное частное право» Гражданского кодекса РФ // Хозяйство и право. 2014. № 2.
[2] Доронина Н.Г. Актуальные проблемы международного частного права // Журнал российского права. 2010. № 1.
[3] Дмитриева Г.К. Международное частное право. 4-е издание. Учебник. М.: Проспект, 2015.
[4] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. В 3 т. Т. 3. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт, 2007.
[5] Нешатаева Т.Н. Международное частное право и международный гражданский процесс. Учебный курс в трех частях. М.: Городец, 2004.
[6] Степанов С.А. Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации (учебно-практический). М.: "Проспект, Институт частного права", 2015.
[7] Yarkov V.V. Access to Justice: Foreign Persons and Russia’s New Arbitration Procedure Code (part 1). Review of Central and East European Law. 2007. No. 32.
Заголовок En: 

On the Issue of International Private Law in the Russian Federation at the Present Stage

Аннотация En: 
International private law in the Russian Federation has arisen not so long ago, but has already undergone many changes. Some of them were borrowed from other states, and some changes were made thanks to judicial practice. This article presents the Russian international private law that has undergone changes in 2013. It also discusses general and special rules relating to the status of the individual, the form of the transaction, the provisions on the representation of individuals and legal entities, the provisions on property, the statute of limitations and the provisions on contractual obligations. It emphasizes the effectiveness of the application of new norms of private international law, in which judicial practice and international standards are reflected.
Ключевые слова En: 

applicable law, choice of law, statute, form of transaction, public policy, practice, Russia, Russian Federation.