Нормативно-правовое регулирование отношений, возникающих при реализации образовательных программ с применением дистанционных образовательных технологий

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 
  •  
  • Шевелева Наталья Александровна - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой государственного и административного права Санкт-Петербургского государственного университета;
  • Дивеева Нелли Ивановна - доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры трудового права и охраны труда Санкт-Петербургского государственного университета;
  • Бабич Александр Вячеславович - заместитель по учебным и внеучебным вопросам первого проректора по учебной, внеучебной и учебно-методической работе – начальник Управления по организации приема Санкт-Петербургского государственного университета;
  • Васильев Илья Александрович - кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного университета
Аннотация: 

Развитие современных информационно-коммуникационных систем, широкое распространение компьютерной техники и все большее использование ресурсов сети «Интернет» оказывают влияние на возможные формы реализации образовательных программ. Внедрение информационных технологий в учебный процесс является весьма важным и перспективным направлением деятельности образовательных организаций, однако реализация образовательных программ с применением дистанционных образовательных технологий должна иметь соответствующее нормативно-правовое регулирование. В настоящей статье рассматривается современное состояние нормативного правового регулирования соответствующих отношений.

Ключевые слова: 

образование, обучающиеся, академические права, образовательные программы, реализация, дистанционные образовательные технологии, электронное обучение.

     Образовательные организации, решая задачи развития возможностей инклюзивного образования, позволяющего сделать образовательные программы доступными для лиц с ограниченными возможностями здоровья, либо задачи, связанные с совместной реализацией образовательных программ, предоставления доступа к уникальным курсам и методическим разработкам, ориентированы, в первую очередь, на применение электронного обучения и дистанционных образовательных технологий [1. C. 186-195] [2. С. 50-58].
     Согласно положениям ст. 16 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее – ФЗ «Об образовании в Российской Федерации») под дистанционными образовательными технологиями понимаются образовательные технологии, реализуемые в основном с применением информационно-телекоммуникационных сетей при опосредованном (на расстоянии) взаимодействии обучающихся и педагогических работников. Данное легальное определение вряд ли можно признать удачным, хотя бы потому что оно говорит о том, что «под дистанционными образовательными технологиями понимаются образовательные технологии» (выделено курсивом здесь и далее нами – соавторы).
     При этом основной смысл, закладываемый законодателем в данное определение, заключается в том, что посредством дистанционных образовательных технологий происходит взаимодействие обучающихся и педагогических работников, но опосредованное взаимодействие (на расстоянии).
     В этом плане интересно заметить, что законодатель в положениях ст. 16 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» под электронным обучением понимает организацию образовательной деятельности с применением содержащейся в базах данных и используемой при реализации образовательных программ информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий, технических средств, а также информационно-телекоммуникационных сетей, обеспечивающих передачу по линиям связи указанной информации, взаимодействие обучающихся и педагогических работников.
     Таким образом, оба определения говорят нам о взаимодействии обучающихся и педагогических работников, при этом дистанционные образовательные технологии – это обязательно взаимодействие на расстоянии, а вот электронное обучение – это организация образовательной деятельности.
     Если электронное обучение есть форма организации образовательной деятельности, то в таком случае дистанционные образовательные технологии должны являться одним из способов осуществления взаимодействия обучающихся и педагогических работников при реализации образовательных программ с применением электронного обучения, то есть понятие электронного обучения является более широким и должно включать в себя понятие дистанционных образовательных технологий.
     Вместе с тем из законодательства мы этого не усматриваем. Такой вывод нам не позволяет сделать ни ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», ни подзаконное нормативно-правовое регулирование. Так, например, Минобрнауки России утвержден Порядок применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ (Приказ Минобрнауки России от 09.01.2014 № 2 «Об утверждении Порядка применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ»). В названии данного приказа, равно как и в соответствующих положениях ст. 16 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» эти понятия сформулированы как абсолютно самостоятельные.
     Следует отметить, что оба легальных определения, к сожалению, далеки от совершенства, они демонстрируют нам, что законодатель сам до конца не определился с их содержанием. 
     Порядок применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ, установленный Минобрнауки России во исполнение ч. 2 ст. 16 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», также не вносит в данный вопрос никакой ясности. В существенной части он просто копирует нормы ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», а оставшаяся его часть заключается в том, как следует из п. 5 Порядка применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ, что при реализации образовательных программ или их частей с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий:
  • организации оказывают учебно-методическую помощь обучающимся, в том числе в форме индивидуальных консультаций, оказываемых дистанционно с использованием информационных и телекоммуникационных технологий;
  • организации самостоятельно определяют объем аудиторной нагрузки и соотношение объема занятий, проводимых путем непосредственного взаимодействия педагогического работника с обучающимся, и учебных занятий с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий;
  • допускается отсутствие аудиторных занятий;
  • организации обеспечивают соответствующий применяемым технологиям уровень подготовки педагогических, научных, учебно-вспомогательных, административно-хозяйственных работников организации по дополнительным профессиональным программам.
 
     Такое законодательное регулирование говорит об отсутствии четкого понимания того, что такое электронное обучение, каким образом оно должно включаться в учебный процесс и, что самое важное, каким образом обеспечить качество образования при использовании электронного обучения. 
     Весьма интересным в свете сказанного является Письмо Минобрнауки России от 10.04.2014 № 06-381, которым в образовательные организации направлены Методические рекомендации по использованию электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации дополнительных профессиональных образовательных программ. 
     В данном письме, среди прочего, например, говорится о том, что в труднодоступных районах, подключаемых к сети Интернет с использованием спутниковых каналов связи, скорость прямого канала должна быть не ниже 512 Кбит/с, обратного - не ниже 128 Кбит/с; должен быть обеспечен порт доступа в сеть Интернет со скоростью не ниже 10 Мбит/с и возможностью установления не менее 20 одновременных сессий по 512 Кбит/с. Услуга подключения к сети Интернет должна предоставляться в режиме 24 часа в сутки 7 дней в неделю без учета объемов потребляемого трафика за исключением перерывов для проведения необходимых ремонтных и профилактических работ при обеспечении совокупной доступности услуг не менее 99,5% в месяц.
     В новом Письме от 21.04.2015 № ВК-1013/06 Минобрнауки России уже ничего не говорит о том, какой же должна быть скорость прямого и обратного канала связи, зато определяет, что рабочее место педагогического работника рекомендуется оснащать интерактивной доской с проектором. Также могут использоваться принтер, сканер (или многофункциональное устройство).
     Однако особо в вышеуказанном письме вызывает интерес тот факт, что «имея в штате образовательной организации или на другом законном основании программиста, веб-дизайнера в дополнение к педагогическим работникам, которые непосредственно организуют обучение с применением дистанционных образовательных технологий, можно повысить уровень и качество предоставляемых обучающимся услуг».
     Представляется, что дальнейший анализ Письма Минобрнауки России от 21.04.2015 № ВК-1013/06 с содержательной точки зрения является бессмысленным. К сожалению, оно не даст нам ответов на интересующие нас вопросы.
     При этом в прессе уже активно обсуждаются вопросы онлайн обучения в образовательных организациях высшего образования. Так, например, в статье «Лекции уходят в "цифру"» на страницах «Российской газеты» [4] говорят о том, что существует образовательный проект под названием «Современная цифровая образовательная среда» – «приоритетный национальный проект, курируемый Минобрнауки. Его задача в том, чтобы вузы, ссузы и школы смогли включать онлайн-курсы в свои образовательные программы и ставить за них реальные зачеты».
     Обсуждений подобного рода, а также и уже реально складывающейся практики зачета отдельными образовательными организациями высшего образования онлайн курсов, прослушанных их обучающимися, достаточно много.
     В этом вопросе нам необходимо задуматься о том, что именно с точки зрения действующего законодательства представляют собой эти онлайн курсы. Сразу следует сказать, что в законодательстве нет легального определения этому явлению, нет требований, которым должны отвечать эти курсы, не выработаны инструменты, способные гарантировать качество образования при такой организации учебного процесса.
     Содержательно смысл идеи развития онлайн образования в свете того обсуждения в прессе, о котором мы говорили, заключается в том, что обучающийся выбирает для себя некий онлайн курс, разработанный какой-либо образовательной организацией высшего образования, изучает его, проходит некую процедуру аттестации по данному курсу и получает от этой образовательной организации подтверждение того факта, что им этот курс успешно пройден. Далее с этим подтверждением (которое может называться как угодно, например, «сертификат») он обращается в ту образовательную организацию, в которой проходит обучение, и ему зачитывают этот онлайн курс за соответствующую дисциплину. Именно в этом видится смысл фразы «ставить за них реальные зачеты».
     Освоение онлайн курсов в описываемом формате происходит не в рамках реализации образовательной деятельности, то есть деятельности по реализации образовательных программ, поскольку соответствующие курсы образовательными программами не являются.
     Рассмотрим первый вариант правового оформления онлайн курсов образовательной организацией. Если образовательная организация разработала онлайн курс и предлагает неопределенному кругу лиц (то есть любому и каждому) прослушать данный курс, то отношения, складывающиеся в таком случае между образовательной организацией и гражданином, решившим прослушать соответствующий курс, будут гражданско-правовыми отношениями, вытекающими из договора оказания услуг (при этом если за получение соответствующей услуги образовательная организация взимает плату, то отношения будут возникать из договора возмездного оказания услуг). Прохождение лицом, прослушавшим соответствующий курс, неких проверочных процедур и выдача ему какого-то документа, подтверждающего факт успешного изучения соответствующего курса, являются процедурами, не имеющими никакого законодательного регулирования. Фактически каждая образовательная организация может осуществлять эти процедуры по своему усмотрению, никаких правовых инструментов, гарантирующих качество в данном вопросе, просто не существует.
     Более важным вопросом в этом ключе является вопрос зачета соответствующих курсов в рамках освоения основной образовательной программы высшего образования.
     В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 34 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» обучающимся предоставляется академическое право на зачет организацией, осуществляющей образовательную деятельность, в установленном ею порядке результатов освоения обучающимися учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), практики, дополнительных образовательных программ в других организациях, осуществляющих образовательную деятельность. 
     Положения п. 9 ч. 1 ст. 2 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» понимает учебные предметы, курсы, дисциплины (модули), практики как часть соответствующей образовательной программы. Иное их понимание будет противоречить логике законодателя, зафиксированной в соответствующих нормах ФЗ «Об образовании в Российской Федерации». Следовательно, возможен зачет, во-первых, учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), практики, то есть результатов освоения соответствующей основной образовательной программы (а для того, чтобы начать освоение данной программы, необходимо быть в установленном порядке зачисленным на нее), во-вторых, дополнительных образовательных программ.
      Дополнительное образование, как следует из положений ч. 6 ст. 10 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» включает в себя такие подвиды, как дополнительное образование детей и взрослых и дополнительное профессиональное образование.
     Положения ч. 4 ст. 12 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» относят к дополнительным образовательным программам:
  1. Дополнительные общеобразовательные программы - дополнительные общеразвивающие программы, дополнительные предпрофессиональные программы;
  2. Дополнительные профессиональные программы - программы повышения квалификации, программы профессиональной переподготовки.
 
     В этом контексте рассмотрим второй вариант правового оформления соответствующих отношений, а именно: онлайн курсы оформляются в виде дополнительных образовательных программ. В таком случае соответствующие отношения будут возникать в рамках образовательной деятельности по реализации соответствующей образовательной программы.
     Однако возникает вопрос о том, каким образом образовательная организация может произвести зачет соответствующих курсов.
     В соответствии с положениями п. 46 Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам высшего образования – программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры, утвержденного Приказом Минобрнауки России от 19.12.2013 № 1367, зачет результатов обучения осуществляется:
  • обучающемуся по программе бакалавриата, по программе специалитета – на основании представленного обучающимся диплома о среднем профессиональном образовании, диплома бакалавра, диплома специалиста, диплома магистра, удостоверения о повышении квалификации, диплома о профессиональной переподготовке, справки об обучении или о периоде обучения;
  • обучающемуся по программе магистратуры – на основании представленного обучающимся диплома специалиста, диплома магистра, удостоверения о повышении квалификации, диплома о профессиональной переподготовке, справки об обучении или о периоде обучения.
 
     В отношении дополнительных образовательных программ нас интересуют два документа, о которых говорит Порядок, а именно: (1) удостоверение о повышении квалификации, (2) диплом о профессиональной переподготовке.
     В соответствии с положениями ч. 15 ст. 76 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» лицам, успешно освоившим соответствующую дополнительную профессиональную программу и прошедшим итоговую аттестацию, выдаются удостоверение о повышении квалификации и (или) диплом о профессиональной переподготовке.
     Таким образом, для зачета соответствующих курсов гражданин должен освоить дополнительную профессиональную образовательную программу, а в отношении данных программ существует прямое указание закона на то, что к освоению дополнительных профессиональных программ допускаются: 1) лица, имеющие среднее профессиональное и (или) высшее образование; 2) лица, получающие среднее профессиональное и (или) высшее образование (ч. 3 ст. 76 «Об образовании в Российской Федерации»).
     При этом положения ч. 16 ст. 76 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» устанавливает, что при освоении дополнительной профессиональной программы параллельно с получением среднего профессионального образования и (или) высшего образования удостоверение о повышении квалификации и (или) диплом о профессиональной переподготовке выдаются одновременно с получением соответствующего документа об образовании и о квалификации.
     Получается, что студент, осваивающий основную образовательную программу высшего образования, может параллельно осваивать и дополнительную профессиональную образовательную программу, однако получить удостоверение о повышении квалификации и (или) диплом о профессиональной переподготовке может только одновременно с получением диплома о высшем образовании.
     Фактически это означает невозможность в общем порядке организовывать деятельность по зачету соответствующих дисциплин в отношении лиц, осваивающих основные образовательные программы высшего образования и не имеющих среднего профессионального или высшего образования, поскольку, даже освоив соответствующие дополнительные образовательные программы, она не смогут получить необходимые документы об образовании.
     Порядок говорит также и о возможности представления справки об обучении и (или) периоде обучения. Согласно положениям ч. 12 ст. 60 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» «лицам, не прошедшим итоговой аттестации или получившим на итоговой аттестации неудовлетворительные результаты, а также лицам, освоившим часть образовательной программы и (или) отчисленным из организации, осуществляющей образовательную деятельность, выдается справка об обучении или о периоде обучения по образцу, самостоятельно устанавливаемому организацией, осуществляющей образовательную деятельность».
     Можно ли говорить о том, что лицо, освоившее соответствующую дополнительную образовательную программу, может получить справку об обучении или о периоде обучения и именно ее представить в образовательную организацию для зачета соответствующих курсов.
     На наш взгляд, допустить такой подход не представляется возможным по следующим основаниям. 
     Во-первых, сама по себе легализация освоения материала по дополнительной профессиональной образовательной программе, лицами, не имеющими профессионального образования, происходит в момент успешного завершения ими основной профессиональной образовательной программы, то есть в момент получения соответствующего профессионального образования. Можно отметить, что в соответствии с положениями ч. 1 ст. 76 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» дополнительные профессиональные программы содержательно направлены на обеспечение соответствия уже имеющейся квалификации меняющимся условиям профессиональной деятельности и социальной среды. Допуск лиц, не имеющих соответствующего образования (квалификации), к освоению данных программ является исключением, а исключения не могут толковаться расширительно.
     Во-вторых, зачет соответствующих дисциплин на основании справки об обучении или о периоде обучения, выданной по итогам освоения лицом, еще не имеющим профессионального образования, в рамках основной образовательной программы высшего образования, успешное завершение которой является необходимым условием для получения документа об образовании по дополнительной профессиональной образовательной программе, противоречит сути организации обучения по дополнительным профессиональным образовательным программам.
     Обратим особое внимание на абзац второй п. 44 Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам высшего образования – программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры, утвержденного Приказом Минобрнауки России от 19.12.2013 № 1367, который говорит о том, что сокращение срока получения высшего образования по образовательной программе при ускоренном обучении осуществляется посредством зачета (в форме переаттестации или перезачета) полностью или частично результатов обучения по отдельным дисциплинам (модулям) и (или) отдельным практикам, освоенным (пройденным) обучающимся при получении среднего профессионального образования и (или) высшего образования (по иной образовательной программе), а также дополнительного профессионального образования (при наличии). 
     Уточнение «при наличии», на наш взгляд, имеет существенное значение, оно как раз означает, что зачет возможен только на основании документа о дополнительном профессиональном образовании, то есть зачет производится только при наличии данного образования, он не может быть произведен на основании справки об обучении и (или) периоде обучения, выданной лицу, осваивавшему соответствующую дополнительную профессиональную образовательную программу.
     В связи с этим, возвращаясь к обсуждению возможности ставить «реальные зачеты», необходимо учитывать, что действующее законодательство позволяет в рамках реализации академических прав обучающихся по основным образовательным программам высшего образования осуществить зачет в двух случаях:
  1. Зачет результатов освоения обучающимися учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), практики в рамках соответствующих основных образовательных программ;
  2. Зачет результатов освоения дополнительных профессиональных программ.
 
     В первом случае зачет может быть произведен на основании соответствующих документов об образовании и (или) квалификации либо на основании справки об обучении и (или) периоде обучения, во втором случае – только на основании документа об образовании.
     Порядок также предусматривает, что при сетевой форме реализации образовательных программ организация в установленном ею порядке осуществляет зачет результатов обучения по дисциплинам (модулям) и практикам в других организациях, участвующих в реализации образовательных программ (п. 42 Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам высшего образования – программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры, утвержденного Приказом Минобрнауки России от 19.12.2013 № 1367).
     Вместе с тем в данном случае речь фактически идет о совместной реализации образовательной программы несколькими образовательными организациями. Законодательство предусматривает, что использование сетевой формы реализации образовательных программ осуществляется на основании договора между организациями, участвующими в сетевой реализации образовательной программы. При этом положения ч. 2 ст. 15 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» требуют для организации реализации образовательных программ с использованием сетевой формы несколькими организациями, осуществляющими образовательную деятельность, совместную разработку и утверждение такими организациями образовательных программ. 
     Таким образом, соответствующий зачет будет производиться в рамках совместно разработанной, утвержденной и реализуемой основной образовательной программы высшего образования. В этом плане реализация части основной образовательной программы с использованием дистанционных образовательных технологий или электронного обучения не будет иметь правового значения применительно к принятию решения о зачете результатов освоения части учебного плана, реализованной в данной форме.
     В связи с этим нужно четко разграничивать случаи зачета результатов освоения, производимого в рамках совместно реализуемой в сетевой форме двумя образовательными организациями образовательной программы, и зачета результатов освоения основной или дополнительной профессиональной образовательной программы.
     Развитие современных информационных технологий и внедрение их в учебный процесс является весьма важным и перспективным направлением деятельности образовательных организаций, однако его реализация должна иметь соответствующее нормативно-правовое регулирование, обеспечивающее как легализацию периодов и результатов онлайн обучения, так и гарантирующее качество предоставляемых в такой форме образовательных услуг.
     К сожалению, в настоящей момент фактическое развитие соответствующих отношений на практике существенным образом опережает законодательное регулирование данного вопроса.
Литература: 
[1] Бабич А.В., Васильев И.А., Дивеева Н.И., Шевелева Н.А. Сетевая форма обучения – современный способ обеспечения академической мобильности студентов // Петербургский Юрист. 2016. № 4.
[2] Бабич А.В., Шевелева Н.А., Васильев И.А. Академическая мобильность обучающихся: действующее правовое регулирование и практика его применения // Закон. 2016. № 11.
[3] Грудцына Л.Ю., Дмитриев Ю.А., Дорская А.А. Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (поглавный). М., 2013.
[4] Колесникова К. Лекции уходят в "цифру" // Российская газета - Федеральный выпуск. 2017. № 7248 (82). URL: https://rg.ru/2017/04/10/setevoj-supervuz-soberet-11-mln-rossijskih-stud...