Ограничения права на жизнь при пресечении террористических актов в воздушной среде

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой «Государственно-правовые дисциплины» Пензенского государственного университета

Аннотация: 

В статье рассматриваются пределы уничтожения гражданских воздушных судов Вооруженными силами Российской Федерации при пресечении террористических атак. Анализируются нормы Федеральных законов «О противодействии терроризму» и «О транспортной безопасности». Проведено также сравнительно-правовое исследование, поскольку аналогичные правила действовали в Германии – Законе об авиационной безопасности. В 2006 году Конституционный Суд Германии признал право Вооруженных сил Германии сбивать гражданские самолеты, используемые в террористических целях, неконституционным.

Ключевые слова: 

право на жизнь, фундаментальные права человека, терроризм, преступник, противодействие, ограничения прав человека, воздушное судно.

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 17-03-00071
 
 
     11 сентября 2001 года заставило весь мир по новому посмотреть на террористические угрозы. Одновременно это вынудило большинство государств пересмотреть правила авиационной безопасности. Если ранее самолет определялся как объект террористической угрозы (объект бомбового терроризма), когда могли погибнуть только лица, находящиеся в самолете, то после 11 сентября самолет стал рассматриваться как средство масштабной террористической атаки. Захват четырех самолетов привел к гибели около трех тысяч мирных граждан. Для сравнения: нападение на Перл-Харбор, в котором участвовали более 400 боевых самолетов, привело к гибели чуть более 2400 граждан США.
     В настоящее время авиационная безопасность превратилось в одно из главных направлений противодействия террористической деятельности. При этом одним из ключевых проблемных вопросов стала возможность уничтожения захваченного террористами самолета с мирными гражданами (а не штурм и освобождение заложников).
     Для анализа поднятой ситуации базовым нормативным актом выступает Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», в котором появилась статья 7, посвященная пресечению террористических актов в воздушной среде. Часть 1 статьи 7 закрепляет общее право Вооруженных Сил РФ применять оружие и боевую технику «в целях устранения угрозы террористического акта в воздушной среде или в целях пресечения такого террористического акта». Предусматривается принятие подзаконного акта, которым является Положение о применении оружия и боевой техники Вооруженными Силами Российской Федерации для устранения угрозы террористического акта в воздушной среде или пресечения такого террористического акта (далее – Положение). Данный документ утвержден Постановлением Правительства РФ от 6 июня 2007 г. № 352.
     Положение предусматривает полномочия Вооруженных Сил РФ по уничтожению воздушного судна. Основания использования таких полномочий два:
  1. Если «воздушное судно не подчиняется требованиям о посадке и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы». Как видно, здесь не указывается на наличие террористической угрозы. Это – общее правило. Тот же захват судна, или использование боевого самолета может осуществляться и не в террористических целях, а в целях развязывания войны, в иных целях, направленных на нанесение ущерба национальной безопасности государства.
  2. В «случае наличия достоверной информации о возможном использовании воздушного судна для совершения террористического акта». Далее Положение уточняет:  или наличия информации о захвате воздушного судна». Уточнение имеет скорее цель детализировать основания применения боевого оружия, хотя лишено особого смысла, поскольку охватывается первым пунктом. Но и в данных случаях захват самолета террористами не повод его сбивать без наличия угрозы нанесения значительного ущерба. Положение дополняет, что захват самолета террористами должен сопровождаться выполнением следующих условий: 1) реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы; 2) исчерпаны все обусловленные сложившимися обстоятельствами меры, необходимые для посадки авиационного судна.
 
     Нельзя не отметить, что устанавливается принцип соразмерности применяемых мер степени террористической опасности. Закрепляется также, что должны соблюдаться другие принципы противодействия терроризму, предусмотренные Законом «О противодействии терроризму». Кстати, принцип соразмерности находится на самом последнем месте в перечне в статье 2 Закона.
     Помимо принципа соразмерности следует указать на наличие таких принципов, как обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина; приоритет защиты прав и законных интересов лиц, подвергающихся террористической опасности. Если рассматривать ситуацию с захваченным самолетом, то требуют реальной защиты права тех лиц, которые непосредственно подвергаются террористической угрозе – тех лиц, которые захвачены и являются заложниками. Права иных лиц находятся в состоянии вероятной угрозы. Тем более трудно достоверно предугадать действия террористов: куда именно они захотят направить самолет. Во время ведения переговоров они могут спокойно рассуждать о необходимости покинуть страну, а в реалии направить самолет на населенный пункт. Возможна и обратная ситуация.
     Необходимо отметить, что Положение достаточно подробно детализирует правовой режим ситуации с возможным уничтожением захваченного террористами воздушного судна. Оперативные органы должны в режиме реального времени анализировать обстановку, по возможности предугадать действия захватчиков. В то же время в Положении есть небольшое уточнение, что воздушное судно подлежит уничтожению также, если оно может создавать угрозу нападения «на объекты Российской Федерации, подлежащие прикрытию Вооруженными Силами Российской Федерации». В этом случае также возникает вопрос: необходимо ли соблюдение принципа соразмерности? Есть только общее правило: «При отсутствии реальной опасности гибели людей и (или) наступления экологической катастрофы оружие и боевая техника на поражение не применяются».
     Положение определяет последовательность действий боевого экипажа военного воздушного судна, которую можно выразить в виде ключевых моментов:
  1. Предупреждение «путем подачи радиокоманд и визуальных сигналов». При наличии стрелково-пушечного вооружения возможен предупредительный огонь. Решение об открытии предупредительного огня принимает командир экипажа воздушного судна, поднятого на перехват. При принятии такого решения происходит незамедлительный доклад на командный пункт.
  2. Если пресечение происходит с помощью средств ПВО, тогда предупреждение осуществляется с помощью подачи радиосигнала.
  3. При соблюдении заявленных требований со стороны средств пресечения применение оружия и боевой техники прекращается.
  4. Допускается применение оружия на поражение без предупреждения. Эта ситуация несколько «размыта». Уничтожение самолета без предупреждения возможно: а) если имеется достоверная информация о возможном использовании воздушного судна для совершения террористического акта или о захвате воздушного судна; б) существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы. Но все изложенные обстоятельства предусматриваются в общем порядке применения оружия, в котором есть указание на вынесение соответствующего предупреждения. Добавляется условие – исчерпание всех мер, необходимых для посадки. Возникает невольный вопрос: как можно исчерпать средства для посадки воздушного судна, если оружие будет применяться без предупреждения?
 
     Основное бремя принятия решений, оценки сложности ситуации возлагается на Министерство обороны России. Оценка достоверности информации осуществляется Министерством обороны России совместно с ФСБ России. Итоговое решение: сбивать самолет или не сбивать – прерогатива только Министерства обороны России.
     Защите авиационных судов от террористических атак посвящен также Федеральный закон от 9 февраля 2007 г. № 16-ФЗ «О транспортной безопасности». При характеристике акта незаконного вмешательства (статья 1) первичное упоминание происходит применительно к террористическим атакам.  В развитие данного закона принят целый пласт нормативных актов. Упомянем некоторые из них:
  • Указ Президента РФ от 31 марта 2010 года № 403 «О создании комплексной системы обеспечения безопасности населения на транспорте»;
  • Постановление Правительства РФ от 26 апреля 2017 года № 495 «Об утверждении требований по обеспечению транспортной безопасности, в том числе требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), учитывающих уровни безопасности для различных категорий объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств железнодорожного транспорта»;
  • Постановление Правительства РФ от 10 декабря 2008 года № 940 «Об уровнях безопасности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств и о порядке их объявления (установления)»;
  • Приказ Минтранса РФ № 52, ФСБ РФ № 112, МВД РФ № 134 от 5 марта 2010 года «Об утверждении Перечня потенциальных угроз совершения актов незаконного вмешательства в деятельность объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств»;
  • Приказ Минтранса России от 12 апреля 2010 года № 87 «О порядке проведения оценки уязвимости объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств».
 
     Это далеко неполный перечень нормативных актов. Федеральный закон «О транспортной безопасности»  предусматривает «целый комплекс организационных мер, направленных на противодействие терроризму: начиная с оценки уязвимости конкретных объектов и заканчивая предоставлением субъектам транспортной инфраструктуры и перевозчикам права применять физическую силу и проводить досмотр физических лиц, транспортных средств, грузов, багажа, ручной клади и личных вещей (с целью обнаружения оружия, взрывчатых веществ или других запрещенных устройств, предметов и веществ)» [1. С. 219-231].
     Одной из гарантий недопущения захвата воздушного судна является проведение досмотра, дополнительного досмотра, повторного досмотра, наблюдения и (или) собеседования в целях обеспечения транспортной безопасности (статья 12.2. Закона «О транспортной безопасности»). В целях предотвращения незаконных вмешательств создаются подразделения транспортной безопасности, которые имеют право на приобретение, хранение и ношение специальных средств и служебного огнестрельного оружия.
     Приведенная возможность уничтожения захваченного террористами самолета предусматривается также законодательством Германии. В январе 2002 года (сразу же после теракта 11 сентября 2001 года) был принят Закон о борьбе с международным терроризмом – Gesetz zur Bekämpfung des internationalen Terrorismus (TerrorBekämpfG) [5]. Применительно к теме исследования были расширены полномочия Вооруженных сил Германии по предотвращению авиационного теракта, Пограничная служба получила право участвовать в наведении порядка (для восстановления безопасности) на борту самолета [3]. Кстати, идея о внедрении службы авиационных маршалов неоднократно озвучивалась в российской юридической литературе. Предлагалось даже ввести данное полномочие в статус создаваемых частных военных компаний. Но дальше идей, дело в законотворческом процессе не продвинулось.
     В 2005 году в Германии принимается Закон об авиационной безопасности, в котором четко закрепляется право Вооруженных сил Германии на уничтожение воздушного судна. Однако данное полномочие может быть реализовано только по указанию министра обороны Германии или одного из членов Правительства Германии. Данный закон вызвал бурю протеста. Основная претензия заключалась в том, что он нарушает фундаментальные права человека. Статья 1 Основного закона ФРГ закрепляет: «Достоинство человека неприкосновенно. Уважать и защищать его – обязанность всей государственной власти». В Основном законе четко устанавливается концепция неприкосновенных, непосредственно действующих и неотчуждаемых прав, обязательных для всех ветвей власти. В соответствии со статьей 2 Основного закона каждый имеет право на жизнь и физическую неприкосновенность, право на свободное развитие своей личности в той мере, в какой он не нарушает прав других и не посягает на конституционный строй или нравственный закон. Эта же статья провозглашает принцип: Свобода личности ненарушима. Содержание права на жизнь достаточно емко, предусматривает недопустимость произвольного лишения гражданина данного блага. Право на жизнь многими учеными обозначается как принцип взаимодействия гражданина и государства [4. С. 180-190].
     Неудивительно, что при столь остроте вопроса был подан иск в Конституционный Суд Германии. Подателями обращения были шесть граждан. Показателен состав: депутаты законодательного органа (в том числе Буркхард Хирш – бывший вице-президент Федерального бундестага), адвокат, капитан воздушного судна. 15 февраля 2006 года Конституционный Суд Германии вынес свое решение, признав Закон об авиационной безопасности в оспариваемой части не соответствующим основному закону ФРГ, а именно статье 2, закрепляющей право на жизнь. Суд отверг доводы сторонников, что необходимо использовать принцип пропорциональности. Все данные доводы он именовал гипотетическими, в отличие от прямой конституционной обязанности защищать жизнь собственных граждан. Лица, находящиеся в самолете, который уничтожается в целях предотвращения нанесения ущерба, априори становятся невинными жертвами от рук представителей государства. Конституционные фундаментальные права указывают, что человек – высшая ценность, его нельзя оценивать как «объект в определенной ситуации». Допуская возможность уничтожения собственных граждан, государство тем самым допускает умаление их правосубъектности, умаление обладания фундаментальными правами [2].
Литература: 
[1] Капитонова Е.А. Особенности противодействия терроризму на транспорте / Национальная безопасность в современной России: стратегия противодействия экстремизму и терроризму и перспективы преодоления глобальных проблем. Материалы Всероссийской научной конференции: в 2 томах. М., 2016. 
[2] Лули Редион Противодействие актам ненадлежащего использования гражданской авиации: международно-правовые аспект. Диссертация … кандидата юридических наук. М., 2015. 
[3] Романовский Г.Б. Правовые основы противодействия терроризму в зарубежном праве // Экономика, педагогика и право. 2017. № 2
[4] Романовский Г.Б. Право на жизнь (общетеоретический аспект) // Известия высших учебных заведений // Правоведение. 2003. № 4 (249). 
[5] Gesetz zur Bekämpfung des internationalen Terrorismus // 2017,  Bundesministerium das Innern. URL: http://www.bmi.bund.de/SharedDocs/Gesetzestexte/DE/Terrorismusbekaempfun...