К вопросу о юридической оценке революционных событий 1917 г. в России

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

доктор юридических наук, кандидат исторических наук, профессор, заведующая кафедрой международного права Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

Аннотация: 

В статье рассматриваются различные юридические оценки революционных событий в России 1917 г. Обосновывается позиция, что с точки зрения историко-правового материала Февральская и Октябрьская революция должны быть разделены и не могут объединяться как «великая русская революция». В заключении автор делает вывод о том, что оценивая 1917 г. в истории России с юридических позиций, видимо, необходимо признать события февраля и октября самостоятельными революциями, хотя первая представляла собой пусть вынужденную, но всё-таки добровольную передачу власти царствующего монарха, а вторая произошла благодаря вооружённому восстанию, которое было тщательно спланировано.

Ключевые слова: 

революция, февральская революция, октябрьская революция, 1917, периодизация, форма правления, легитимация власти, Россия.

     В 2017 году отмечается 100-летие тех революционных событий, благодаря которым, за один год в России два раза изменилась форма правления, а российская история стала иметь чёткую линию между периодом Российской империей и Советским государством.
     Как оказалось, события столетней давности имеют актуальность в силу целого ряда причин. Во-первых, за ХХ столетие Российская государственность два раза потерпела крах, и возникает вопрос, являются ли события 1991 г. логическим завершением революционного 1917 г. или решающими оказались другие факторы. Во-вторых, на современном этапе, когда возросло число оппозиционных мнений, небезыинтерсно обратиться к имеющемуся опыту, чтобы все стороны политического процесса могли просчитать возможные последствия тех или иных действий. В-третьих, уже стало аксиомой, что революции никогда не приводят к тем результатам, ради которых совершаются, поэтому любое общество хотя бы подсознательно пытается их избежать. Однако грань, когда компромисс между властью и обществом становится невозможным, является очень тонкой, и поиск такого соотношения, которое бы позволило развиваться государству и обществу поступательно, должен вестись постоянно как в периоды стабильности и процветания, так и в периоды повышенной трансгрессии, конфликтности и т.д. В-четвёртых, за последние годы количество революций в мире резко возросло. Достаточно вспомнить «арабскую весну», «оранжевые революции» и т.д. А, как показывает история, идея экспорта революции не является безосновательной. Это показали ещё события XIX века в Европе.
     Юридическая оценка революционных событий 1917 г. может быть дана при рассмотрении нескольких важнейших вопросов: 1) нужно ли разделять события Февраля и Октября 1917 г. или их необходимо объединять с точки зрения истории права; 2) насколько власть, возникшая в период революционных событий, была легитимной; 3) какое значение для развития Российского государства и права имел данный период. При этом необходимо отметить принципиальную установку: давать юридическую оценку революционным событиям необходимо, но при этом она не может быть «вечной», непререкаемой, единой. Как отмечает И.Л. Честнов, «приходится констатировать, что сегодня невозможно дать однозначную оценку, в том числе юридическую, сложного социального явления или процесса. Это связано, во-первых, с невозможностью рассчитать отдаленные последствия любого более или менее сложного социального явления, а также с его дисфункциональностью, имманентно “скрывающуюся” за любой функцией. Во-вторых, это вытекает из несоизмеримости различных моральных, политических, мировоззренческих (и юридических, всегда связанных с теми и другими) точек зрения наблюдателя, производящего оценку социального явления» [9. С. 54-64].
     Говоря о том, нужно ли рассматривать Февральскую и Октябрьскую революции в общем контексте или их необходимо чётко разделять, необходимо отметить, что с историко-правовой точки зрения каждая из них означала начало нового периода развития как российской государственности, так и права.
     Если применить к событиям 1917 г. те подходы к периодизациям, которые сложились в дореволюционной науке истории государства и права, получается следующая картина. В XIX – начале XX вв. сложилось несколько основных критериев периодизации. Первый - по столицам (киевский, московский петербургский). Февральская революция не принесла смены столицы государства, а большевики, ссылаясь на военную угрозу Петрограду, перенесли столицу в Москву в марте 1918 г. Второй - по форме правления (княжеский, царский, императорский). И Февральская, и Октябрьская революции привели к смене формы правления в России. Отречение Николая II 2 марта 1917 г. от престола означало фактический переход к республике, который юридически был закреплён 1 сентября 1917 г. Октябрьская революция породила новый вид республиканской формы правления – власть Советов, при которой отрицалось разделение властей, и государственная власть строилась на идее единства и иерархической подчинённости Советов вышестоящим. Третий - по монархам. Февральские и октябрьские события 1917 г. означали смену политических лидеров. Однако если члены Временного правительства, в основном, имели отношение к Государственной думе IV созыва, и, таким образом, ещё как-то можно говорить о легитимности их власти, то большевики организовали вооружённое восстание, а уже затем, на II Всероссийском съезде Советов, попытались легитимироваться. Четвёртый - по изменению правовой действительности, юридического быта. Несмотря на то, что Временное Правительство немного сделало в законодательной сфере, оставив больше проекты, правовая действительность резко поменялась, т.к., во-первых, начала стремительно разрушаться сословная структура общества, которая, не взирая на все трансформации в период «великих реформ», сохранялась в России, во-вторых, страна «дышала» новым воздухом, насыщенным свободой и верой, что многое можно изменить. Правовая действительность после Октября 1917 г. тоже резко изменилась, т.к. население России услышало призыв к «демократическому миру без аннексий и контрибуций», означавший начало выхода страны из Первой мировой войны, а крестьянство, к тому же, идею передачи им земли. Таким образом, в историко-правовой науке необходимо выделять отдельно период с февраля по октябрь 1917 г., а затем период, начавшийся с прихода к власти большевиков.
     В советский период, по понятным идеологическим причинам, революционные события февраля и октября 1917 г. резко разграничивались. Во многом это объяснялось тем, что история государства и права как наука и учебная дисциплина была ликвидирована вплоть до 1930-х гг., благодаря общей установки, что с Октябрьской революции человечество перешло на принципиально новую, лучшую стадию своего развития, а поэтому изучать то, что было до этого, не имеет большого смысла. Затем необходимо было отмежеваться от буржуазного Временного правительства, доказывая различия буржуазной и советской республик.
     В последние десятилетия данный вопрос вызывает дискуссию. В 2013 г. была выдвинута идея создания единого учебника по истории. В рамках его подготовки была выдвинута концепция «Великой русской революции», включающей в себя и Февральскую и Октябрьскую революцию 1917 г. Эта идея была подхвачена частью историков и юристов, и началась её конкретизация. Например, Б.Н. Миронов считает, что февральские и октябрьские события 1917 г. представляют собой два этапа одной революции, начало которой относится к 1914 г., когда Россия вступила в Первую мировую войну [5. С. 73].
     Однако с точки зрения историко-правового материала данная концепция не выглядит убедительно. Февральская революция была во многом стихийной. К тому же после Первой революции 1905-1907 гг. российское общество имело совершенно другой опыт, чем тот, который появится в 1917 г. Первая революция позволила различным слоям общества «вырвать» для себя ряд прав и привилегий, безусловно, привела к демократизации государственных структур, но коренной смены власти не произошло: Николай II остался на престоле, продолжали работать многие государственные учреждения, созданные задолго до революции (Правительствующий Сенат, Святейший Синод, Государственный совет, правда, при серьёзно изменившемся статусе и т.д.), оставались действующими основные нормативно-правовые акты и т.д. Февральская революция показала, что стихийно начавшиеся волнения могут сломать весь государственно-правовой механизм. Большевики использовали опыт, полученный в феврале – начале марта 1917 г., и сознательно, в соответствии с планом, шли на кардинальное изменение всей государственно-правовой системы.
     Обращаясь к вопросу о том, насколько власть, возникшая в результате февральских и октябрьских революционных событий, была легитимной необходимо отметить следующее. Сегодня существует три основных подхода: период октября 1917 г. определяется как 1) «революционные события» без их правовой оценки; 2) захват власти путём вооружённого восстания; 3) государственный переворот, который большевики вынуждены были осуществить, т.к. не нашли поддержки у меньшевиков и эсеров после корниловского мятежа в том, что нужно добиваться мирного перехода власти к Советам. 
     Николай II собственноручно подписал отречение от престола сначала в пользу своего сына Алексея, а затем отрёкся и за него в пользу своего брата Михаила. Это создавало в дальнейшем юридическую лазейку для Алексея вернуть власть, т.к. по фамильному акту-закону Павла I о престолонаследии, каждый должен быть отрекаться сам за себя. Таким образом, Временное правительство, созданное на базе временного комитета Государственной думы, выглядит вполне легитимным.
     Большевики в октябре 1917 г., несмотря на ставку при захвате власти на вооружённое восстание, тоже подстраховали себя. Данная ситуация подробно описана Е.В. Трофимовым: «На открывшемся 25 октября II Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов большевики были крупнейшей фракцией, но не имели абсолютного большинства. Эта стало для них огромной политической проблемой... По современным оценкам, на этом съезде большевики имели 46% голосов. Без абсолютного большинства РСДРП(б), сделавшая в легализации своего положения ставку на Советы, неминуемо должна была попасть в кризисную ситуацию и пойти на компромисс с социалистическим центром, а через него — с правыми социалистами. За пару часов до открытия съезда Ленин пытался убедить лидеров левых эсеров войти в советское правительство (а значит, признать все свершения большевиков), но они отказались… Однако далее, вопреки здравому смыслу, выступили представители правых социалистов и осудили захват государственной власти, а затем меньшевики-оборонцы, правые эсеры и бундовцы покинули съезд, оставив тем самым большевикам абсолютное большинство голосов присутствующих делегатов на съезде» [8. С. 74-98]. Таким образом, и в феврале, и в октябре 1917 г. различные силы пытались использовать правовые методы для прихода к власти и оформления её.
     Определяя, какое значение для развития Российского государства и права имел 1917 г., необходимо рассмотреть конкретные достижения и провалы, которые принесли революционные события февраля и октября.
     К несомненным позитивным моментам периода с февраля по октябрь 1917 г. необходимо отнести следующее.
  1. Сохранение преемственности государственно-правовой системы Российской империи и России как республики. Достаточно вспомнить, что Временное правительство восприняло рекомендацию Юридического совещания и оставило в силе акты, принятые до революции Императором, если они не противоречили новому порядку вещей [7. С. 19]. Как отмечает О.А. Кудинов, «в конце сентября-октябре 1917 г. Совещанием был создан “Проект закона об организации временной исполнительной власти при Учредительном Собрании, а также проект формы издания законов при Учредительном Собрании»”. В этом наиболее важном Проекте прослеживается преемственная связь с Основными государственными законами Российской империи 1906 г. Проект являлся как бы «малой конституцией» Временного правительства» [4. С. 223].
  2. Сохранение Россией статуса полноправного субъекта международного права, благодаря подтверждению союзнических обязательств в рамках Антанты. Правда, это мало соответствовало общественным настроениям, т.к. большинство населения уже было категорически против продолжения участия в Первой мировой войне.
  3. Разработка достаточно большого количества нормативно-правовых актов, которые должны были правовым путём способствовать решению насущных проблем Российского государства и общества. К примеру, серьёзные изменения произошли в трудовой и социальной сферах: были созданы биржи труда, примирительные учреждения, введено обеспечение рабочих на случай болезни, запрещены ночная работа для женщин и детей, штрафы и т.п.
 
     Однако очень многое из того, что сделало Временное правительство, были либо несвоевременным, либо не вполне продуманным. Если Декларация Временного правительства о его составе и задачах от 3 марта 1917 г., содержащая пункт о «полной и немедленной амнистии по всем делам политическим и религиозным, в том числе: террористическим покушениям, военным восстаниям и аграрным преступлениям и т. д.» [3], была оправданной и вызвала большую общественную поддержку, то последовавшая 17 марта 1917 г. общеуголовная амнистия, проходившая, правда, на фоне «погрома восставшим народом царских тюрем, разгона тюремной стражи, массовых побегов уголовных преступников и требований распространить амнистию на эту категорию осуждённых» [6. С. 19], резко обострило криминальную обстановку на местах. Однако самое главное, в период с февраля до октября 1917 г. Временное правительство, Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов не только не смогли обеспечить общественный консенсус, но даже слабо продвинулись к нему, что привело к новому обострению обстановки. 
     Революционные события октября 1917 г. действительно серьёзно повлияли на мировую историю ХХ века, создав абсолютно новую государственно-правовую систему, которая не имела аналогов. Октябрьская революция расколола мир на капиталистическую и социалистическую системы, которые не только не на жизнь, а на смерть противостояли друг другу, но и взаимодействовали. Теория конвергенции, первоначальные идеи которой были заложены ещё в 1950-е гг., в целом, себя оправдала. В Советском государстве были воплощены в жизнь многие социальные и экономические права и свободы [1. C. 14-20] [2. С. 122-125], такие как 8-часовой рабочий день, право на отдых, декретный отпуск, право на бесплатное образование и медицинское обслуживание. Благодаря октябрьской революции, независимость получили такие страны, как Финляндия, Польша, прибалтийские республики и т.д. Однако революционные события октября 1917 г. повергли страну не только в страшную экономическую разруху вплоть до середины 1920-х гг., но и послужили толчком к широкомасштабной гражданской войне, являющейся одной из величайших трагедий в истории России ХХ века. На долгие годы страна лишилась своего международного статуса великой державы, и только события Второй мировой войны окончательно легитимировали Советскую власть, т.к. на защиту страны встали даже те, кто не был сторонником большевистского режима.
     Таким образом, оценивая 1917 г. в истории России с юридических позиций, видимо, необходимо признать события февраля и октября самостоятельными революциями, хотя первая представляла собой пусть вынужденную, но всё-таки добровольную передачу власти царствующего монарха, а вторая произошла благодаря вооружённому восстанию, которое было тщательно спланировано.
Литература: 
[1] Березко В.Э. Либеральные меры и сильная власть // Государственная власть и местное самоуправление. 2016. № 7.
[2] Березко В.Э. Философское осмысление управления государством // Право и управление. XXI век. 2016. № 1 (38).
[3] Декларация Временного правительства о его составе и задачах от 3 марта 1917 г. // 2017, Сайт Конституции Российской Федерации. URL: http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/5201/
[4] Кудинов О.А. Проект Основных законов Российской республики 1917 г., разрабатывавшийся Юридическим совещанием при Временном правительстве // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2003. № 1. (246).
[5] Миронов Б.Н. Русская революция 1917 г. в контексте теорий революции. Статья 1 // Общественные науки и современность. 2013. № 2.
[6] Наумов А.В. Уголовное законодательство Временного правительства // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2007. № 1.
[7] Платонов В.М. Территориальное устройство России по проекту Юридического совещания // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2009. № 14.
[8] Трофимов Е.В. Политико-правовые аспекты становления советской однопартийной системы (1917-1922) // Genesis: исторические исследования. 2016. № 5.
[9] Честнов И.Л. Революция с позиций постклассической теории права // Российский журнал правовых исследований. 2016. № 1 (6).
Заголовок En: 

To the Question of Revolutionary Events of 1917 in Russia Legal Evaluation

Ключевые слова En: 

revolution, February revolution, October revolution, 1917, periodization, form of government, legitimization of authority, Russia.