Перспективы использованию информационно-коммуникационных технологий в целях повышения конкурентоспособности предпринимательских структур сферы образования и науки

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой гуманитарных, социальных, экономических и информационно-правовых дисциплин МИИГУ им. П.А. Столыпина, доцент кафедры «Транспортного и административного права» Московского государственного университета путей сообщения Императора Николая II

Аннотация: 

В настоящей статьей автором анализируются перспективы использованию информационно-коммуникационных технологий в целях повышения конкурентоспособности предпринимательских структур сферы образования и науки, анализируется ряд практических аспектов внедрения информационно-коммуникационных технологии в целях обеспечения удаленной работы пользователей различных уровней в системе предпринимательских организаций сферы образования и науки. В заключении делается ряд научно-обоснованных выводов, готовых к практическому внедрению.

Ключевые слова: 

истолкование информационных технологий, ИКТ, предпринимательская организация, предпринимательская структура, наука, образование, Россия, РФ.

     При современном уровне проникновения информационно-коммуникационных технологий применительно к предпринимательским структурам сферы образования и науки повышение конкурентоспособности неразрывно связано с адекватным уровнем имплементации информационно-коммуникационных технологий в конкретной предпринимательской структуре сферы образования и науки.
     Видится, что со временем и дистанционная работа и дистанционное обучение не будет вызывать тех сомнений и опасений, в особенности относительно качества оказываемых услуг и будут также восприниматься как норма, а обратное во многих случаях может наоборот восприниматься как анахронизм. Косвенно, об актуальности данного подхода свидетельствует то, что с конца 2015 года «повышение производительности труда - основная задача государства. Президент Путин В.В. поставил цель, чтобы производительность труда в России в ближайшие годы увеличивалась на 5-6% в год, а это вдвое быстрее, чем достигнутые темпы прироста» [2]. Еще в конце 2013 года Президент Российской Федерации Путин В.В. подчеркнул, что «и, наконец, следует ускорить принятие правовых актов, которые позволят российским вузам активно развивать массовое дистанционное образование, также ориентированное прежде всего на наших соотечественников и граждан СНГ» [9].
     К сожалению до сих пор присутствует ряд препон, в некоторой степени оказывающих сдерживающее воздействие, однако с каждым годом условия бытия не оставляют возможностей для не восприятия новшеств и выступают своего рода катализатором процессов информатизации и компьютеризации множества процессов, что несомненно напрямую взаимосвязано с эффективностью труда и качественными показателями доступности целого ряда услуг. При этом это воздействие имеет, зачастую, не только узконаправленный эффект, но и выражается в изменении понятийного аппарата о том, как должно происходить то или иное действие. Так можно привести пример с акселерацией работы по переводу значительной части государственных и муниципальных услуг на специальную электронную площадку – «портал государственных и муниципальных услуг», а также создание сети многофункциональных центров (МФЦ), работающих, по сути, в режиме «одного окна», что положительно зарекомендовало себя [1] [4] [6].
     Важно обратить внимание на то, что на достижение современного уровня проникновения информационно-коммуникационных технологий в процесс оказания государственных и муниципальных услуг занял относительно немного времени. Само «понятие «государственные услуги» в России стало использоваться примерно с 2005 года, с началом административной реформы, в то время как во многих зарубежных странах государственные услуги – одна из основных форм отношений гражданина, юридического лица и власти, где государство рассматривается как «поставщик услуг». Таким образом, вхождение термина «государственные услуги» в нашу жизнь связано с изменением роли и задач государства в обществе, с утверждением новых ценностей и приоритетов» [7. С. 3-11] [10. С. 15].
     Услуги, оказываемые предпринимательскими структурами сферы образования и науки, в отличае от государственных и муниципальных услуг, оказываемых органами государственной власти и органами местного самоуправления важно также рассматривать через призму конкурентоспособности. При этом эффективно, во всех смыслах, оказание услуги предпринимательскими структурами сферы образования и науки представляется мало реальным без должного уровня информатизации соответствующих процессов. В современных реалиях целесообразно говорить не только, а скорее даже уже не столько об автоматизации управления в предпринимательских структурах сферы образования и науки (так как многие из них уже автоматизированы или их автоматизация запланирована в ближайшее время), а об автоматизации процессов оказания непосредственно самих услуг предпринимательскими структурами сферы образования и науки.
     Перевод значительной части работы сотрудников предпринимательских структур сферы образования и науки в дистанционную (удаленную) форму способно повысить мобильность работников (что позволяет привлекать лиц из других регионов, а также лиц на постоянной основе и/или с не полной занятостью, в не рабочие (классически) время (скажем ночное), при этом существенно понизить множество накладных расходов (на содержание рабочих мест, в том числе зданий, строений и помещений, персональных вычислительных машин, печатной и множительной техники, программного обеспечения и тд.). При этом это может относиться как научной, так и педагогической работе. По такому пути уже пошли некоторые предпринимательские структуры, к примеру, в 2016 году «Вымпелком» начинает проект оптимизации труда своих сотрудников по всей стране. … к концу 2017 года компания намерена перевести 50-70% персонала на формат частичной работы вне офиса. За счет этого … рассчитывает отказаться примерно от трети арендуемых офисных площадей и, став «инновационным работодателем», подготовиться к наступающему кадровому кризису, спровоцированному демографическим провалом 1990-х годов» [8].
     Рассмотрим несколько аспектов данного вопроса. В настоящее время, в городе Москве стоимость аренды нежилых помещений начинается, в среднем от 1,000 руб. за 1 кв/м. в месяц. Таким образом, если в среднем на одного работника выделяется от 5 до 10 метров, то это составит от 60 до 120 тыс. руб. в год. Если же говорить про аудитории для ведения занятий и проведений научных мероприятий, как правило, не менее чем в 10 раз больше (на одну аудиторию). Безусловно это затраты весьма существенны и зачастую могут сделать продукты структуры сферы образования и науки менее конкурентными или вовсе не рентабельными или убыточными. Об объеме затрат можно судить на примере того, что «только за аренду офиса российской штаб-квартиры и штаб-квартиры Московского региона «Вымпелком» заплатил в 2015 году 2 млрд руб.» [8]. Для значительной части предпринимательских структур сферы образования и науки, не имеющем в собственности, безвозмездном или хотя бы льготном пользовании соответствующие необходимым целям назначения здания, строения, помещения  эти затраты являются весьма существенными.
     Также необходимо осознавать, что для многих работников и заказчиков (к примеру, обучающихся) дистанционная работа и дистанционное обучение приносят множество удобств, среди которых важно выделить  отсутствие необходимости тратить время на то, что бы добраться до места работы и/или учебы. Это весьма ощутимо в городах миллионерах. К примеру, время которое может быть затрачено для того, что бы додраться из одной точки Москвы в другую может легко составлять 2-3 часа и более в одни конец, соответственно 4-6 часов в день. При этом такое время может быть затрачено на то, что бы добраться как на общественном, так и на личном и служебном транспорте.
     Все вышеперечисленное оказывает негативное воздействие на производительность труда, так как работники тратят  свое свободное (личное) время, которое они должны тратить на отдых и самоподготовку на передвижение до работы и с работы, при этом даже те, у кото есть транспортные средства, в силу дороговизны парковки, зачастую выбирают частично или полностью передвижение на общественном транспорте, к примеру оставляя транспортные средства на перехватывающих парковках или в близи станций метро по ходу следования не входящих в зоны платной парковки. С учетом вышеизложенного не вызывает удивления то, что «в России – самая низкая производительность труда в Европе, выяснили эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)» [5], «Россия по производительности труда находится в конце списка развитых стран» [3].
     Также необходимо затронуть еще один важный аспект в деятельности многих структур сферы образования и науки – образовательную деятельности, которая также может быть, с определенными ограничениями реализовываться посредствам обучения исключительно или с применением информационно-коммуникационных технологий. Кроме того, что при таком методе отсутствие или существенно сокращаются траты на аудитории и их оснащение, освещение, уборку, охраны и прочие взаимосвязанные услуги может существенно понизить накладные расходы, а высвободившиеся средства направить на повышение качества образовательного процесса или понизить стоимость образовательных услуг, что положительно как для структуры сферы образования и науки, так и для обучающихся в обоих случаях.
     Видится, что перевод полностью в дистанционное обучение не оправдан, однако перевод существенной части лекционных и семинарских занятий, а также осуществление текущего (промежуточного) контроля по многим направлением подготовки абсолютно оправдан. Кроме минимизации затрат также важно и то, что экономится время не только работников, но и время обучающихся, т.е. снижаются траты не только материально характера, но и что зачастую еще более важно – временного.
Литература: 
[1] Батманова Л. Многофункциональный центр в Инте расширяет свои возможности // 2015, Издательство «Искра». URL: http://iskratgg.ru/index.php/novosti/104-tema-nomera/170-mnogofunktsiona...
[2] Бурыко К.С. Задачи повышения эффективности труда в России // Материалы VII Международной студенческой электронной научной конференции «Студенческий научный форум», 2015. URL: http://www.scienceforum.ru/2015/1211/12834
[3] «Билайн» переведёт сотрудников на удалённую работу // 2016, НАГ. URL: http://nag.ru/news/newsline/29507/-bilayn-pereved-t-sotrudnikov-na-udal-...
[4] Горбунов В. В пяти районах Сахалинской области купят помещения для организации МФЦ // 2014, Sakhalin.info. URL: https://www.sakhalin.info/news/94318/
[5] Малыхин М. ОЭСР: В России самая низкая в Европе производительность труда // 2015, Ведомости. URL: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2015/08/10/604195-oesr-nizk...
[6] Многофункциональный центр – новая модель взаимодействия государства и граждан при предоставлении государственных и муниципальных услуг // 2011, Аудиторско-консультационная группа «Развитие бизнес-систем». URL: http://www.rbsys.ru/print.php?page=306&option=public
[7] Неделько С.И., Мурзина И.А., Егоров С.Н. Понятие государственной услуги как категории государственного управления // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. 2008. № 3.
[8] Офис временно недоступен // 2016, Коммерсантъ. URL: http://www.kommersant.ru/doc/3023556
[9] Послание Президента Федеральному Собранию // 2013, Официальный сайт Президента России. URL: http://special.kremlin.ru/events/president/news/19825
[10] Терещенко Л.К. Услуги: государственные, публичные, социальные // Журнал российского права. 2004. № 10.