Соотношение частного и публичного права в Индии

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 
  •  
  • Пагиева Фатима Олеговна - студент Российского университета дружбы народов;
  • Пономарева Ольга Сергеевна - магистр юриспруденции, аспирант кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов
Аннотация: 

В настоящей статье авторами изучается соотношение частного и публичного права в Индии. Авторами исследуется практика правоприменения, отмечается, что после дела Чандримы Дас Высокие суды по всей стране более свободно начали осуществлять свою юрисдикцию по  присуждению компенсации пострадавшей стороне. Автором анализируются наиболее интересные примеры судебных решений, например, отмечают авторы, по одному громкому делу, когда причиной смерти людей послужил пожар в кинотеатре, Высокий суд Дели осуществил свою юрисдикцию в отношении владельца кинотеатра и муниципальной власти, чтобы выплатить заявителям компенсацию и штрафные убытки. При этом он отметил, каким образом судебное решение было «освобождено» от традиционных ограничений частного права.

Ключевые слова: 

частное право, публичное право, соотношение, конвергенция, судебная практика, Высокий суд Дели, Индия.

Статья подготовлена в ходе работы над научно-исследовательским проектом РГНФ 2016-2018 гг. № 16-33-01005"а2" «Рассмотрение частноправовых споров в странах БРИКС».
 
     В соответствии с Конституцией, Верховный суд призван защищать и обеспечивать соблюдение основных прав. Ранее существовали определенные требования о подсудности спора,  к  кругу лиц, имеющих право обращаться в суд, и к форме обращения за защитой в суд [4].  Но позднее суд начал толковать свои полномочия таким образом, чтобы рассматривать дела по собственной инициативе, обходя те или иные требования. 
     Довольно рано Суд начал назначать денежную компенсацию истцам. В деле Рудул Шах против Штата Бихар, председатель Верховного суда подтвердил практику назначения денежных компенсаций истцам, но признал очевидную дилемму: разрешение истцу требовать возмещения убытков  через  заявление о вынесении судебного приказа может вылиться в обычный судебный процесс. В то же время, неспособность вынести такие решения (о назначении денежных компенсаций) может подорвать эффективность судебного разбирательства о защите общественных интересов. Суд в деле Рудул Шаха в конце концов решил присудить истцу денежную компенсацию.  С данным делом, Суд закрепил свою практику по присуждению компенсаций.  
     Первые судебные разбирательства были связаны с преднамеренными или умышленными действиями государственных органов (например, незаконное задержание, пытки заключенных и т. д.), но позднее ответственность стала распространяться на государственных служащих за их бездействие, на ситуации, когда бездействие со стороны власти стало фактором причинения вреда потерпевшему [3].
     Подход суда при рассмотрении дел о защите публичных интересов начал иметь сходства с традиционным частным правом, основанным на деликтах (деликтных исках). Наиболее очевидно это было в случаях халатности со стороны врачей в государственных больницах.  Халатное отношение врачей  либо отказ государственной больницы обеспечить лечение теперь могли быть предметом искового заявления против правительства, а не просто жалобой на халатность врачей и персонала больницы, и суд мог присудить истцу компенсацию. В этом случае истец имел "права" в отношении обеих сторон: основное право - против правительства и частное право - против частной стороны. Истец имеет некоторые преимущества. Наиболее важными среди них были ускоренный характер процесса и тот факт, что решение суда в приказной юрисдикции не требует подробного изложения фактов по делу. Эта практика была едва ли не уникальна для Верховного Суда, и вскоре различными Высокими судами последовали предписания в осуществлении их собственной юрисдикции в соответствии со Статьей 226. Такое расширение предмета исковых заявлений, средств судебной защиты привели судебную практику публичного права индийской судебной системы в прямой конфликт с частным правом.
     Только в 2000 году, Суд напрямую столкнулся с вопросом, подпадает ли практика присуждения компенсаций истцам под его юрисдикцию и не является ли это узурпацией частного права. Суд рассмотрел дело " Railway Board v. Chandrima Das". Иск был предъявлен адвокатом, представляющим интересы гражданки другой страны, которая была изнасилована сотрудниками железнодорожного транспорта государственной железнодорожной станции. События произошли, когда сотрудники были не на дежурстве, но находились в помещении, которое находится в собственности Правительства.  В связи с этим, защита добивалась для пострадавшей денежной компенсации от правительства, утверждая, что его неспособность защитить потерпевшую и предотвратить преступление нарушают основные права потерпевшей. Ходатайство было передано в Высокий суд Калькутты в соответствии со статьей 226 , а решение Высокого суда было, затем, обжаловано в Верховном суде. В Верховном Суде ответчик (государственное учреждение) открыто возразил против присуждения какой-либо компенсации и утверждал, что это равносильно узурпации частного права вышестоящими судами при осуществлении их юрисдикции [2. C. 1-2]. Ответчик утверждал, что частное право требуют тщательного изучения всех обстоятельств дела, прежде чем удовлетворять ходатайство о выплате компенсации, а доказательства и показания свидетелей были отображены лишь на бумаге,  не проверялись и не исследовались. Хотя эти доводы не получили большой поддержки со стороны суда, тем не менее, вынудили суд  противопоставить частное право публичному праву.
     Неудивительно, что при рассмотрении дела суд вновь подтвердил свою прошлую практику и практику нескольких высоких судов, а теперь пытается найти логическое основание и объяснение для этого. Суд заметил, что “когда государственные служащие привлекаются к ответственности по вопросу нарушения основных прав или исполнения государственных обязанностей, правовая защита будет доступна в рамках публичного права, несмотря на то, что иск о возмещение ущерба может быть подан в рамках частного права. Так как преступление изнасилования - это нарушение права жертвы на жизнь в соответствии со Статьей 21 Конституции Индии, суд пришел к выводу, что средство правовой защиты в рамках публичного права является обоснованной, так как это было «не просто нарушение обычного права». Здесь  важно отметить, что суд, отвечает на довод об узурпации частного права путем сохранения параллельного характера публичного права и частных претензий к одним и тем же фактам, так как они приводят в действие два различных типа прав. Теперь суд  прямо признает параллельную юрисдикцию, что, по его мнению, «уменьшит обеспокоенность» по поводу узурпации частного права. Признав, что судебная практика публичного права опирается на частное право, но, тем не менее, отличается от него, суд теперь был в состоянии изменить (или вовсе отказаться) какие-либо существенные ограничения частного права, которые, по его мнению, создают препятствия для защиты конституционных прав при осуществлении его приказной юрисдикции. Требование частного права к  причинно-следственной связи было одним из таких препятствий. 
     На самом деле, суд в деле Чандримы Дас, даже зашел так далеко, что исключил  требование к “процессу трудовой деятельности” относительно субсидиарной ответственности на основе деликтных исков  в рамках публичного права, так как обвиняемые, совершая преступление, действовали за рамками своих служебных обязанностей. Их — полностью частные — действия  обязывали их работодателей возместить убытки. Решение суда  по делу Чандримы Дас знаменует собой важный поворотный момент в слиянии публичного и частного права в Индии. Мало того, что Суд официально подтвердил свою предыдущую практику, но теперь снабдил органы судебной власти «внешним основанием», с которым можно считать слияние завершенным.
     Во-первых, Верховный суд подчеркнул, что Высокие суды по всей стране могут свободно продолжать назначать компенсацию в пользу истца в осуществлении их приказной юрисдикции и на основе более низких требований к доказыванию и доказательствам, заявители всегда имели право самостоятельно действовать в рамках частного права. Судебную жалобу в рамках публичного права, другими словами, больше не следует рассматривать как замену частным претензиям, они имеют  другие (и временами более важные) цели.
     Во-вторых, теперь судам разрешено свободно изменять содержание исков в рамках частного права, когда они поданы как публично-правовые жалобы, поскольку публично-правовой аспект иска теперь вложил в нее иные цели, что в свою очередь может отменить некоторые ограничения частного права. Это может быть на уровне претензии (например, причинная обусловленность) или на уровне средства правовой защиты (например, вычисление убытков) [1].
     После дела Чандримы Дас Высокие суды по всей стране более свободно начали осуществлять свою юрисдикцию по  присуждению компенсации пострадавшей стороне. Отсутствие документов в качестве доказательств, содержащих информацию по делу, больше не рассматривалось как препятствие, и многие суды восприняли это, как свидетельство об отсутствии подлинного спора относительно рассматриваемых событий.
     Так, например, по одному громкому делу, когда причиной смерти людей послужил пожар в кинотеатре, Высокий суд Дели осуществил свою юрисдикцию в отношении владельца кинотеатра и муниципальной власти, чтобы выплатить заявителям компенсацию и штрафные убытки. При этом он отметил, каким образом судебное решение было «освобождено» от традиционных ограничений частного права:
     «Осуществляя свою юрисдикцию в соответствии со статьей 226 Конституции, мы не обязаны вдаваться фактические подробности дела. Однако на основании признанных фактов, относительно которых  не может быть каких-либо споров между сторонами, мы считаем, что предприятие, которое занимается взрывоопасной или опасной по своей природе промышленностью, представляющей потенциальную угрозу для безопасности лиц, работающих в помещении или районе, обязано гарантировать, что никакой вред не будет причинен вследствие опасной деятельности».  
     Другими словами, халатность не должна была предполагаться или доказываться для привлечения к ответственности.
     Как считает суд, кинотеатр, по сути, был опасным предприятием, которое может понести абсолютную ответственность за любой вред; (довольно резкое расширение закона) [5].
     В это время некоторые другие суды начали беспокоиться о наличии достаточных оснований для вынесенных им решений.  Этот вопрос стал особенно важным в тех редких случаях, когда ответчик явно оспаривал  наличие вреда и причинно-следственной связи с его действиями. Когда вопрос, в конце концов, дошел до Верховного Суда, он пришел к выводу, что осуществление судом его приказной юрисдикции будет неуместно, если имели место спорные вопросы факта, которые требовали дополнительных доказательств. Существующие ограничения касались только приказной юрисдикции суда в соответствии со статьями 32 и 226, но это не ограничивало его собственное право на вынесение решения по делу в соответствии со статьей 142,  которая позволяла Суду издавать любое решение по делу, “необходимое для полной справедливости».
Литература: 
[1] Безбах В.В., Русакова Е.П., Беликова К.М., Бадаева Н.В., Ермакова Е.П., Ивановская Н.В., Кривенко О.А., Протопопова О.В., Ситкарева Е.В. Гражданский процесс и гражданское законодательство в странах азиатско-тихоокеанского региона. М.: РУДН, 2015
[2] Русакова Е.П. Международный коммерческий арбитраж в Индии // Черные дыры в российском законодательстве. 2012. № 5.
[3] Bhim Singh v. State of Jammu & Kashmir // 2016, DocSlide. URL: http://docslide.us/documents/bhim-singh-mla-vs-state-of-jk.html
[4] Gupta v. Union of India, A.I.R. 1982 // 2016, Law Commission of India. URL: http://lawcommissionofindia.nic.in/reports/report214.pdf
[5] Ramar v. Director of Medical and Rural Health Services, (2011) 1 M.L.J. 1409 // 2016, Penn Law Legal Scholarship Repository. URL: http://scholarship.law.upenn.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=2558&contex...
Заголовок En: 

Relation of Private and Public Law in India

Аннотация En: 

In this article authors study the relationship between private and public law in India. The authors examine the practice of law enforcement, it is noted that after the case of Chandrim Das, the High Courts throughout the country more freely began exercising their jurisdiction to award compensation to the injured party. Author analyzes the most interesting examples of court decisions, for example, authors note, one loud case, when the cause of death of people was a fire in the cinema, the High Court of Delhi exercised its jurisdiction over the owner of the cinema and municipal authorities to pay compensation and punitive damages to the applicants. At the same time, he noted how the court decision was "exempt" from the traditional limitations of private law.

Ключевые слова En: 

private law, public law, correlation, convergence, judicial practice, High Court of Delhi, India.