К вопросу о юрисдикции по гражданским делам в Европейском Союзе

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

научный сотрудник МИИГУ им. П.А. Столыпина

Аннотация: 

В настоящей статье автором рассматривается одно из основных напрвлений в сфере унификации гражданского судопроизводства в Европейском Союзе – юрисдикция. Анализируется реформа 2012 года и изменения внесенные Регламентом № 1215/2012 «Брюссель Ibis». В статье рассказывается о проблемных аспектах данной сферы и принятых мерах их устранения. В заключении автор анализирует правоприменительную практику по национальным сертификатам и Европейскому сертификату ECS.

Ключевые слова: 

гражданский процесс, юрисдикция, Европейский Союз, ЕС, гражданское дело, ECS, национальный сертификат, национальный сертификат.

     Регламент № 1215/2012 «Брюссель Ibis» имеет норму, в которой обозначена его сфера применения. В Регламент ЕС № 44/2001 «Брюссель I» глава I и II имели название «Каталог подсудности» и применялись в отношении гражданских и торговых дел. При этом они не распространялись на: дела о гражданском статусе, правоспособности и дееспособности физических лиц, о завещании, наследовании, праве собственности, возникающем из семейных правоотношений, о несостоятельности и ликвидации юридических лиц, социальном обеспечении и арбитражным спорам. Это связано с тем, что данные вопросы уже урегулированы иными регламентами, например: вопросы юрисдикции по делам о несостоятельности (банкротстве) в Регламенте № 1346/2000. 
     Изначально в Проекте реформы Регламента ЕС № 44/2001 «Брюссель I» предполагались значительные изменения положений о юрисдикции. Изменения были достаточно амбициозны, например, говорилось о том, что большая часть правил о юрисдикции будет распространяться на ответчиков или стороны, постоянное место жительства которых находится в третьих странах, не членов ЕС. Иное, по мнению Комиссии, приводило к неравенству истцов в доступе к правосудию, поскольку принятие дела к производству в том или ином государстве-участнике напрямую зависело от его готовности признавать свою юрисдикцию над ответчиком (или стороной) из третьего государства. Решить вопрос предлагалось путем изъятия из текста акта указания на то, что сторона обязательно должна находиться в государстве-участнике.
     Практическая реализация данной нормы заходила в тупик, так как требовала изменения, а в некоторых случаях даже отмены, большей части национальных правил о юрисдикции. Помимо этого, было отмечено, что юрисдикционные правила Регламента № 44/2001 действовали в контексте "взаимного доверия" между странами – участницами ЕС. Прямое действие акта и одинаковое применение его норм всеми государствами-участниками гарантировали взаимность. Каждое государство-участник могло быть уверенным в одинаковом отношении к нему другого государства-участника, руководствовавшегося теми же правилами юрисдикции. Однако подобное доверие возможно только между государствами-участниками ЕС и его нельзя гарантировать во взаимоотношениях с третьими странами, ведь последние не связаны нормами Регламента и могут применять весьма дискриминационные правила в отношении ответчиков из ЕС. Позиция Европейского Парламента и большей части государств-участников заключалась в том, что одностороннее принятие такой нормы в отсутствие подобных правил в законодательстве третьих стран не принесет никакой практической пользы. В связи с этим масштабного изменения положений по юрисдикции так и не произошло. Так же в Регламенте 44/2001 были исключены некоторые основания юрисдикции в Германии и Австрии. 
     Существовало и правило о том, что Регламент (ЕС) № 44/2001 применяется независимо от природы юрисдикции вынесшего решения суда. От суда, который выносит решение, не требуется обязательно использования правил юрисдикции Регламента, а также подтверждения домицилия ответчика в государстве-члене. Факт того, что суд использовал правила юрисдикции, не включенные в перечень Регламента, не влияет на юридическую силу решения [2]. 
     Сфера действия осталась прежней - это гражданские и коммерческие дела, вне зависимости от того, каким судом или трибуналом они рассматриваются. Особо оговаривается, что Регламент № 1215/2012 не распространяется на дела в сфере налогового, таможенного или административного права. Вместе с тем новая редакция дополнительно уточняет, что акт не распространяется на "дела об ответственности государства за свои действия или бездействие, совершенные или допущенное при осуществлении публичной власти" (acta jure imperii).
     Вторая часть упомянутой нормы указывает на отношения, к которым не применяется Регламент № 1215/2012. Данная часть была подвергнута большим изменениям и теперь в ней содержится шесть исключений, а не четыре, как было в предыдущем Регламенте. К существовавшему ранее исключению о праве собственности, возникающем из семейных правоотношений, добавилось уточнение о том, что речь идет и о праве собственности лиц, состоящих между собой в "отношениях, с которыми применимое к ним право связывает последствия, сходные с браком". Речь здесь идет, прежде всего, о неофициально зарегистрированных союзах и "партнерствах", которые в последнее время получают все большее распространение в странах ЕС. Среди двух новых исключений - дела об алиментных обязательствах, возникающих из семейных правоотношений, отцовства (материнства), брака и дела о наследовании (по закону и завещанию), включая алиментные обязательства, возникающие по причине смерти.
     Несмотря на то, что многие положения сохранились в новом Регламенте и не претерпели каких-то радикальных изменений, все же «Брюссель-Ibis» ввел ряд важных новелл для устранения недостатков предыдущего Регламента. 
     Прежде всего, решилась проблема неэффективности соглашений о подсудности, которая проявлялась, если сторона подобного соглашения подает иск в неуказанные в нем суды. На этот случай в Регламенте «Брюссель Ibis» раздел об «Исключительной юрисдикции» был дополнен новой нормой – в случае соглашения об исключительной юрисдикции суда государства-участника именно этот суд будет решать вопрос о юрисдикции и тот факт, что в него обратились не в первую очередь, не будет иметь значения. 
     Ранее соглашение о договорной юрисдикции было действительным при условии, что как минимум одна из сторон должна иметь постоянное место жительства в государстве-члене ЕС. Если данное требование не соблюдалось, то суд выбранного государства-участника не имел юрисдикции. Новый Регламент № 1215/2012 устраняет это условие: отныне возможно заключение соглашения о выборе суда государства-участника сторонами, не имеющими постоянного места проживания в ЕС. Таким образом Регламент № 1215/2012 «Брюссель Ibis» применяться и в случае, когда две стороны, находящиеся в третьих странах, достигнут соглашения о рассмотрении дела судом государства - участника ЕС, за исключением случаев (подобная оговорка введена впервые), когда соглашение ничтожно по существу согласно законодательству государства-участника избранного суда. 
     Сохраняется в то же время требование о том, чтобы выбранный сторонами суд был именно судом одного из государств-участников (а не третьих стран). В противном случае положения Регламента № 1215/2012 не распространяются на подобное соглашение сторон, что вполне логично, учитывая отсутствие его обязательной силы для третьих стран.
     Следующим нововведением являются статьи 33 и 34, предоставляющие возможность решения судам государств-членов ЕС о прекращении разбирательства дела, если тот же самый или связанный с основным спор уже рассматривается в суде третьего государства (не члена ЕС). В Регламенте «Брюссель-I» такая возможность прекратить дело по данному основанию – отсутствовала.
     Было введено правило Lis Pendens. Как пишет Сахно Д. правило Lis Pendens присутствует также в Брюссельской Конвенции в виде формулировки «court first seized rule», таким образом, суд, который первым принял дело к рассмотрению и должен вынести решение о юрисдикции [3]. То есть можно говорить о том, что ранее действующий Регламент содержал лишь руководство по разрешению коллизии. Согласно предусмотренному правилу при предъявлении тождественных исков в суды разных государств суд, первым принявший дело к своему производству, должен был решить вопрос о наличии у него юрисдикции. До этого момента все другие суды должны были приостановить производство. Когда же первый суд положительно решал вопрос о юрисдикции, любой другой суд отклонял свою юрисдикцию в его пользу. Если же поданные параллельно иски были не тождественными, а лишь "взаимозависимыми", т.е. настолько тесно связанными, что во избежание риска вынесения противоречащих друг другу решений было оправданно их совместное рассмотрение, то любой суд имел право приостановить рассмотрение дела, дав возможность вести производство суду, первому принявшему дело к производству [4]. При этом, прежний Регламент не содержал никакого указания на возможность приостановки дела, если такой же или взаимосвязанный иск, находится на рассмотрении у третьего государства, не члена ЕС. В Регламенте «Брюссель Ibis» этому вопросу посвящены две статьи, которые устанавливают право, не обязанность, суда государства-участника приостановить начатое разбирательство, если разбирательство в третьем государстве начато раньше или суд имеет специальную или исключительную юрисдикцию. Так же если суд сочтет, что для осуществления надлежащего правосудия разбирательство необходимо провести в государстве ЕС. 
     Таким образом, согласно новому Регламенту данное правило предусматривает приостановление и, в конечном итоге, прекращения судебного разбирательства в том случае, если в суде другого государства уже рассматривается спор между теми же лицами, о том же предмете и на тех же основаниях (ст.ст.33 и 34 регламента). Суд государства-члена ЕС должен приостановить производство по делу, если суд другого государства члена-ЕС имеет исключительную юрисдикцию на рассмотрение конкретного спора (ст. 31 регламента). Правила, установленные данным регламентом, не распространяются на арбитраж [1].
     Во время пересмотра Регламента Брюссель I говорилось о необходимости расширения применения правил по установлению юрисдикции к ответчикам из третьих стран, долгое время эта проблема не рассматривалась и не решалась должным образом. После вступления в силу Регламента «Брюссель Ibis» подсудность по отношению к ответчикам, не имеющим постоянного места жительства в ЕС, будет устанавливаться по национальным правилам, а принятые в их отношении судебные решения будут приводиться в исполнение по Регламенту «Брюссель Ibis».
     Регламент № 650/2012 о юрисдикции, применимом праве, признании и исполнении решений по вопросам наследования и по созданию Европейского сертификата о наследовании (ECS). В данном Регламенте было предложено введение стандартного сертификата о наследовании, что должно существенно облегчить, а главное ускорить. Процедуру вступления в наследство в государствах-участниках Европейского Союза. Ермакова Е.П. и Ситкарева Е.В. в своей статье отмечают, что в соответствии со ст. 63 указанного регламента применение ECS является необязательным и не должно заменять действующие национальные сертификаты. Вопрос о соотношении национальных сертификатов и Европейского сертификата ECS пока остался нерешенным.
Литература: 
[1] Ермакова Е.П., Ситкарева Е.В. Унификация гражданского судопроизводства в Европейском Союзе в рамках Стокгольмской программы 2010 г. (2010-2013 гг.) // Правовая инициатива. 2014. № 3.
[2] Калиниченко П.А., Михайлова С.А. Эволюция норм и стандартов ЕС в сфере признания и исполнения решений по гражданским делам // Актуальные проблемы права Европейского Союза. 2014. № 1 (38). 
[3] Сахно Д. Lis Pendens v. Exclusive choice of court // URL: http://zakon.ru/Blogs/OneBlog/2139
[4] Терехов В.В. Основные нововведения реформированного Регламента ЕС о юрисдикции и признании и исполнении решений // URL: http://xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/352
Заголовок En: 

To the Question of Jurisdiction on Civil Cases in the European Union

Аннотация En: 

In this article one of the main naprvleniye in the sphere of unification of civil legal proceedings in the European Union – jurisdiction is considered by the author. Reform of 2012 and changes Ibis made by Regulations No. 1215/2012 "Brussels is analyzed". In article it is told about problem aspects of this sphere and the taken measures of their elimination. In the conclusion the author analyzes law-enforcement practice according to national certificates and the European certificate of ECS.

Ключевые слова En: 

civil process, jurisdiction, European Union, EU, civil case, ECS, national certificate, national certificate.