Разграничение предметов ведения органов государственной власти и местного самоуправления

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 
магистрант кафедры муниципального права юридического института Российского университета дружбы народов
Аннотация: 

Статья посвящена анализу механизма регулирования прав и обязанностей в вопросах компетенций между органами государственной власти и местного самоуправления. В первую очередь, особое внимание обращается на правовую основу и материальную базу функционирования исследуемых объектов. Во вторую, выявить и обозначить корень проблемы в противоречиях между федеральным и местным законодательством в области исследуемой тематики. На основе анализа, проведенного путем рассмотрения компетенций органов разных уровней власти, автор дает четкое разграничение, как и в отношениях между ними, так и определение границ широкому спектру их полномочий и обязанностей.

Ключевые слова: 

разграничение, полномочия, государственная власть, муниципальная власть, законодательство, юрисдикция, система.

     Российская правовая наука в полной мере раскрыла проблемы компетенции [5]. И хотя чаще всего рассматривают компетенции государственных органов и сделанные выводы вполне применимы к местному самоуправлению, потому что, согласно КРФ [15] не входит в систему государственной власти, что делает ее публичной органами власти, что и делает их родственными с государственной властью.
     Что же касается компетенции органов местного самоуправления, она состоит в одной правовой категории со сложной структурой складывающиеся из прав, обязанностей и предметов введения.
     Главнейшим аспектом компетенции органов местного самоуправления является предметы ведения [16] [17], каждый должен иметь свое поле деятельности.
     Прежде всего под предметами ведения нужно подразумевать общественную деятельность, в которой осуществляется данное занятие местного самоуправления, т.е. юридическая компетентность. Но под ними не уточняются что, к предметам ведения относятся общественные компетенции, включенные в компетенцию органов местного самоуправления. Сфера общественной жизни — это круг деятельность местного самоуправления, сфера деятельности. А сфера общественной жизни понятие не юридическое. Но внесенная в законодательство в качестве предмета деятельности местного самоуправления принимает вид юридической категории [8. С. 13–22].
     Понятие «компетенция» выступает в роли структурного элемента предметов ведения, тех или иных общественных отношений в той или иной сфере общественной жизни. 
     Характеризуя компетенцию органов местного самоуправления можно предположить, что деятельность органов местного самоуправления затрагивает все стороны местной жизни. Но объем и содержание полномочий в сфере местной жизни местной власти, отличаются от характера и содержания компетенций местной администрации в тех же областях местной жизни населения.
     Права и обязанности следующий элемент компетенции, на которые она опирается. Права и обязанности тесно связаны с предметами ведения местного самоуправления. Права и обязанности характеризуются как, возможности органной местного самоуправления в той или иной сфере общественного отношения. Разграничивая компетенции, мы получаем часто возникающие проблемы между органами государственной власти с органами местного самоуправления, так и между органами местного самоуправления между собой [9. С. 13–22].
     Разграничения компетенций между органами были определены во всех законах всех субъектов федерации о местном самоуправлении. За частую в субъектах просто дублируют положение Федерального законодательства. Таким образом позволяет регулировать компетенцию в самом общем виде. Видимо такой пробел предполагает восполнение его специальными законами субъектов федерации. Утверждая, что субъекты Федерации определили общий круг вопросов местного самоуправления, тем самым местному самоуправлению дают возможность самим их разграничить, выбрать собственную компетенцию, что еще раз подтверждает, что дуалистическая модель эволюционирует в направлении децентрализации, но не исключает вмешательство местного самоуправления в компетенцию государственной власти и местного самоуправления других муниципальных образований [18. С. 7–14].
     На раду с этим возникали проблемы. Поскольку субъект просто дублировал нормы. Принятые попытки самостоятельно определить вопросы местного значения, просто вызывало несоответствие с федеральным законодательством.
     Как уже было сказано, местное самоуправление наделено особым спектром компетенций: вопросы местного значения и государственного. Но законы и другие нормативно правовые акты принимались органами государственной власти и не всегда они просто разграничивали эти понятия (вопросы местного значения и государственного) и предпочитая их просто не указывать, поскольку любое переданное государственное полномочие требует так же передачу финансовых средств, что не всегда есть у органов государственной власти. Разграничить положения на те или иные понятие относительное поскольку многие вопросы местного значения тесно связаны функциями государства (социальная поддержка, занятость населения, санитарное благополучие населения).
     В интересах четкого и ясного процесса правового регулирования местного самоуправления, нужно чтобы нормативно правовые акты органов государственной власти, содержали четкое определение предметов ведения и полномочий, четкое содержание передаваемых органам местного самоуправления полномочий государства. Например, в № 154-ФЗ 1995 года было сформулировано так что некоторые вопросы местного значения предполагали участие в решении органов государственной власти, но степень их участия нет определялась, что позволила органам государственной власти самим определить данную степень, что привело органы местного самоуправления к выполнения такого объема работы, при котором было невозможно обеспечение без дополнительных финансовых ресурсов [14]. Эффективное выполнение таких задач как занятость населения и охрана окружающей среды стало просто невозможно, поскольку органы местного самоуправления не могли решить данные вопросы без дополнительных ресурсов. А финансовой помощи просить были не в праве поскольку эти задачи входят в их перечень вопросов местного значения.
     Теория муниципального права формулирует предположения по преодолению проблем, вызванные не четкой формулировкой разграничения компетенций. На примере В.Т. Батычко, считает, что в законодательстве должен быть введен критерий совместного ведения [3]. Но мне думается, что такой критерий может привести, что стороны начнут вмешиваться в компетенцию друг друга либо вовсе устранятся от решения вопроса из этой сферы, опираясь на то что другая сторона должна решать это. Что неизбежно приведет к страданию населения. А что касается распределения ресурсов в предметах общего введения, то они распределятся в пользу сильнейшего аппарата власти. Что в конкретном случае пошатнет её функциональность.
     Что касается вопросов, связанных с образованием, здравоохранением, социальной защитой населения, охраны порядка и т.д., то эти вопросы находятся в совместном ведении. Таким образом местное самоуправление находится в двойственном подчинении: местной администрации; государственным органам ведающим данным вопросам. С такими подходами нельзя говорить с уверенностью, что полномочия в этих вопросах стали вопросами местного значения. Поскольку большинство вопросов решаются органами входящий в вертикаль государственной власти. Совместное введение должно быть, как можно меньше.
     Представляя обратное, взаимодействие должно принять принцип четкого разграничения функций и полномочий. Каждый уровень власти имеет свою четко сформулированную сферу деятельности, ресурсов для решения, соответствующею ответственность. Но проблема остается в разграничении функций государства и местных органов. И отсутствие её решения порождает конфликты и споры, в чьем ведении находятся те или иные полномочия.
     Говоря о вопросах разграничения, в российском законодательстве регулируются на недостаточном уровне, что предполагает дальнейшее развитие нормативно правовых актов. Вопросы совместного ведения, преодолеть все трудности не удается, но есть определенный опыт в разграничении полномочий, который способствует их реализации и передачи на нужный уровень исполнения [2]. Все это показывает, что уровень законодательной системы в теории и на практике закрепило положении зависимости и автономии, что предполагает дальнейшее её осмысление и воплощение.
     На мой взгляд в этой сфере немаловажный результат может принести договорной механизм урегулирования компетенций, который находится на стадии разработки. 
     Некоторые исследователи такие как Шугрина Е.С., считают, что делегированные полномочия возможны на договорной основе. Государственные органы заключают с местным самоуправлением соглашения о передачи некоторых полномочий, в которых указывают: сроки, цели, взаимные обязательства, финансовые средства, ответственность, порядок прекращения договора или соглашения.
     Федеральное законодательство в принципе запрещает какую-либо передачу полномочий «сверху вниз» каким-либо путем кроме как по закону. Все заключенные договорные отношения противоречат федеральному законодательству, тем самым считаются недействительными. Смысл в этом есть, и корректная позиция. Переданные полномочия государственной властью органам местного самоуправления в рамках системы публичной власти, считаются публично правовыми отношениями. Несмотря на то что КРФ допускает договорные правовые отношения ст. 11 ч. 3, но институт договоров в публичном правеет ни в муниципальном праве, ни на практике недостаточно развит. Поскольку в законодательстве продвигается идея о том, что публично правовые отношения регулируются только законом.
     Но существует и обратный вопрос, который является недостаточно исследованным в муниципальном праве и фактически не применяется на практике. Речь пойдет о делегирование полномочий местного самоуправления органам государственной власти. Но по данному вопросу КСРФ постановил, что решение вопросов местного значения должны решать именно органы местного самоуправления или местные жители. Но не исключает возможность взаимодействия на договорной основе для решения общих задач, для и в интересах населения.
     Право передачи полномочий органами местного самоуправления государственной власти, можно понимать как передачу во временное пользование, тем самым права местного самоуправления остаются незатронутыми, так как передача полномочий осуществлялась самостоятельно органами местного самоуправления и решение его это мера временная, не на постоянной основе. Возникающие спорные вопросы о переданных полномочий, в ходе которых будут затронуты интересы местного населения или отдельных граждан в решение вопросов местного значения могут решаться в судах общей юрисдикции. Самое важное состоит в том, что передача прав, и делегирование полномочий осуществляется на договорной основе их взаимного согласия. Договорные отношения в публичном праве являются перспективным направлением в изучении [4. С. 14-17].
     Принцип самостоятельности решений подразумевает право их передать. Правовая форма подразумевает возникновения договора о совместной деятельности, либо о предоставлении услуг. Местное самоуправление выступает как заказчик и может заключать договора как между собой, так и с территориальными органами власти.
     Но в муниципальном праве такое понятие не получило однозначного мнения. Некоторые считают, что одни органы власти не вправе и не в состоянии решать те или иные вопросы. Другие же считают, что органы местного самоуправления или население вправе передать конкретные полномочия или их часть.
     Акмалова А.А. допускает возможность что КСРФ слишком прямолинейно воспринял данное положение, поскольку КРФ данные отношения не запрещает, но требуется ее уточнение, регламентация этого принципа осуществления местного самоуправления [1].
     Для построения оптимальной модели взаимоотношения между всеми уровнями власти нужно всего лишь четкое и детальное, последовательное разграничение, ярко выраженные общие функциональные сферы деятельности, отдельные полномочия. Вопрос в том, причисляют ли это к вопросам государственного значения. Вопросы должны решаться на определенном уровне, на котором будут рассмотрены затратные моменты дающие максимальный результат в адекватное время. Эта точка зрения предполагает огосударствление местного самоуправления при следующим моменте, что государственные органы не откажутся от нехарактерных им функций. То есть откажутся от организации собственных коммунальных служб сбросив все это в частный сектор.
     Из этого следует, что допускается делегирование полномочий лишь в том случае, если органы местного самоуправления не в состоянии реализовать эффективную политику управления. В контексте выше сказанного понятие «временно» является ключевым и может пониматься как основная точка опоры на то, что органы местного самоуправления не могут решать те или иные задачи, им передали задачи несвойственные их функционалу и должны быть изъяты для последующей реализации на уровне государственной власти. Это же можно отнести к делегированным полномочиям. Если государство предполагает, что те или иные вопросы будут эффективно решаться на местном уровне с теми или иными финансовыми источниками для последующей их реализацией, то они закрепляются в перечне вопросов местного значения. Но по определению такое делегирование полномочий невозможно считать договорной. По договору местные органы вправе передать свои функции частным компаниям. А в данном контексте взаимоотношения органов государственной власти и местной следует определить как публично правовые отношения. И поэтому эти отношения должны регулироваться нормативно правовыми актами носящий конкретный характер. В определенном случае регулирование этих отношений должно учитывать практику, мнение и особенности конкретного муниципального образования.
     Общественные черты, в которых и сохраняется вся суть местного самоуправления имеют связь с его рядом вопросов носящий местных характер. Если государство признает нецелесообразность общественных черт в его природе, у местного самоуправления изменится целый спектр вопросов местного значения, а именно местная власть будет заниматься не только вопросами местного государственного характера. Если перечень вопросов местного самоуправления будет передан в частный сектор такие как: ЖКХ, благоустройство, и т.д. происходит огосударствление [7. С. 38-40].
     При таком раскладе к уровню муниципальных районов все вопросы ведения – государственного значения, но используют методы из муниципального права. Что окажется на практике, муниципальные районы решают государственные задачи и не удовлетворяют желания жителей. Логичным будет объединить вопросы местного значения района и округа.
     Данная концепция двухуровневой модели самоуправления, разграничивается компетенция муниципальных образований, предметы ведения разных муниципальных образований совпадает не всегда, а лишь из части. Это видно на примере обеспечения общественного порядка и медицинская помощь, что не входило в ведение поселений. Это положение изменило создание бюджетной системы на муниципальном уровне. Что согласно законодательству, их введение, стабилизация бюджетной системы поселения, входящий в их состав за свой счет. Данный предмет ведения подразумевает детальное изучение, необходимо изучить источники поступаемых средств для стабилизации.
     Как мы знаем Федеральное законодательство закрепило положение о перечне вопросов ведения местного значения, местное самоуправление наделено полномочиями решать вопросы местного значения, обеспечение делегированных полномочий. И никакими другими полномочиями не обладают [11. С. 21-23]. Тем самым органы местного самоуправления наделены правами решать тот перечень вопросов, который прописан в Федеральном законе. Следовательно, ни население, ни органы государственной власти, ни другие субъекты не уполномочены определять вопросы компетенции вопросов местного самоуправления. Данная прерогатива остается за федеральным законодателем. Из этого подтверждается тот факт, что органы местного самоуправления встраивается в систему государственной власти. Дуалистическая модель местного самоуправления все больше приобретает черты административной.
     Не могу не согласиться с мнением Костюковой А.Н. которая говорит о проявлении муниципальной власти в двух аспектах: власти в осуществлении своих обязательств местного самоуправления; в местном самоуправлении действуют органы государственной власти. Что же характерно для органов власти – обязательное наличие властные полномочия для принятия решений на конкретной территории. Государственная и муниципальная власть единая система публичной власти. Её позиция заключается, что органы государственной власти действуют в системе местного самоуправления и в тоже время местная и государственная власть – различные по форме власти. Если более по точнее, государственная власть исполняют свои полномочия на уровне местного самоуправления. Что не подразумевает их вхождение в систему местного самоуправления, но они являю системой публичной власти, что позволяет обхватить все уровни местные и государственные.
     У государства есть ряд обязательств по отношению к местному самоуправлению, обеспечить самостоятельность, обеспечить правами на судебную защиту, компенсация дополнительных расходов, связанных с выполнением его деятельности. Все это закрепляется законодательно, но этого мало для их выполнения. Требуются иные гарантии помимо правовых – экономические и организационные.
     Наделение органов местного самоуправления отдельными полномочиями, передача материальных и финансовых средств, контроль за их реализации. На ряду с этим в некоторых регионах была создана процедура наделения государственными полномочиями. Если же органы местного самоуправления наделяются отдельными государственными полномочиями, они должны обеспечиваться материальными и финансовыми средствами для выполнения, если же государственные органы власти приняли решение, при котором подразумевают затраты из местного бюджета для выполнения той или иной цели, эти расходы должны компенсироваться.
     Защита прав граждан на принятие участия в решение вопросов местного самоуправления, являются основополагающими аспектами Конституционного строя Российской Федерации. Но все же основная нагрузка по защите прав возлегла на суды общей юрисдикции. Они же рассматривают конфликты между гражданами и органами, должностными лицами органов местного самоуправления. В помощь судам данные вопросы решают органы государственной власти: законодательными и органами прокуратуры.
     Финансовые гарантии самостоятельности органов местного самоуправления регламентированы Бюджетным кодексом, Налоговым и федеральным законодательством [6. С. 72]. Принятые нормы позволяют населению самостоятельно решать и исполнять местный бюджет, устанавливать налоговую ставку.
     Гарантии избирательного права граждан при формировании органов местного самоуправления и их должностных лиц регламентируются федеральным законодательством «Об основах гарантий избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» [12], на уровне субъектов регламентируются порядком проведения муниципальных выборов.
     Регламентация ответственности местного самоуправления и должностных лиц за нарушение устанавливается Федеральным законам, ответственность органов муниципальным и гражданским законодательством, ответственность должностных лиц в административном, трудовом, гражданским, муниципальном и уголовном законодательстве.
     Реализация основ муниципальной службы в Российской Федерации определяют организацию муниципальной службы и статус муниципального служащего в Федеральном законе «О муниципальной службе в Российской Федерации» [13].
     Все выше перечисленной указывает, что к федеральным органам власти относится правовое регулирование предметов ведения и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения, прав, обязанностей и ответственности федеральной государственной власти органов и должностных лиц в области местного самоуправления. Тем самым предполагается широкий спектр регулирования местной жизни местного самоуправления. Акцентирование на предметы совместной деятельности, несущественна.
     Муниципальное право - это комплексная отрасль права, она обуславливается образованием комплексных общественных отношений и двойственной природой муниципальных правовых норм. Многообразие норм реализуются путем двойственности. С одной стороны, вторичная правовая структура (комплексная отрасль права), а с другой основная (финансовая, административная, конституционная). Следовательно, те или иные вопросы местного значения определяются уровнем, на котором они возникли, то есть уровнем муниципального образования. Многообразие видов реализуется на местном уровне. Тем самым государство может неограниченно вмешиваться в дела местного самоуправления, регулировать вопросы местного значения, выполнять любые полномочия тем самым заменять органы местного самоуправления. Что как видится переход от дуалистической модели местного самоуправления в административную. Так же ст.5 ч.1 пункт 4 «правовое регулирование прав, обязанностей и ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления при осуществлении отдельных государственных полномочий, которыми органы местного самоуправления наделены федеральными законами в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.» что не совсем соответствует КРФ ст.12. Статус местного самоуправления должен определяться в соответствии с конституционной моделью местного самоуправления (самостоятельно самим населением), а не федеральными органами. Правовое регулирование прав, обязанностей, ответственности при осуществлении отдельных государственных полномочий, которые определены федеральным законодательством. Ст. 5 ч.1 пункт 2 «правовое регулирование по предметам ведения Российской Федерации и в пределах полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации прав, обязанностей и ответственности федеральных органов государственной власти и их должностных лиц, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и их должностных лиц в области местного самоуправления;» что понимается как распорядительно-исполнительные отношения федеральными органами власти по отношению к органам местного самоуправления. Что еще раз подтверждает эволюцию дуалистической модели взаимоотношений.
     Из ст. 6 ч. 4 пункта 1 «правовое регулирование прав, обязанностей и ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления при осуществлении отдельных государственных полномочий, которыми органы местного самоуправления наделены законами субъектов Российской Федерации в порядке, установленном настоящим Федеральным законом. Несмотря на столь общую формулировку предполагает более конкретно разграничить полномочия, а именно.
     Изменения и принятия законов субъектов РФ о местном самоуправлении и контроль за их осуществлением. На федеральном уровне, только общие прицепы организации местной власти, весь остальной перечень регулирования должен осуществляться на уровне субъектов федерации. Следовательно, в субъектах должны приниматься комплексные законы, специальные для организации местного самоуправления.
     Регулирование передачи объектов собственности субъектов РФ в муниципальную собственность регулируется специальными правовыми нормами субъектов РФ о разграничении собственности, о порядке передачи.
     Отношение между бюджетами субъектами и местным самоуправлением регулируется основополагающим для этой сферы – Бюджетным кодексом. Но и посей день является актуальной проблемой, прежде всего в взаимоотношении. В некоторых субъектах приняты законы о таких взаимоотношениях.
     В обеспечении стабильности местных бюджетов субъекты РФ обеспечивают достаточное финансирование для покрытия расходов.
     С принятием региональных программ для поддержания и развития местного самоуправления, в некоторых субъектах РФ стимулируется инфраструктура местного самоуправления. Данные программы разрабатывают, утверждают и реализуют органы исполнительной власти субъектов.
     Как было уже сказано если переданные государственные полномочия местному самоуправлению несут определенные затраты и если органы государственной власти принимают решение которые несут затраты по их реализации из местных бюджетов, то расходы также подлежат обязательному возмещению в бюджет местного самоуправления. 
     Регулирование законов с учетом исторических и иных традиций, приняты целые комплексы по реализации этих полномочий, также это является одним из конституционных принципов местного самоуправления. Поскольку Россия имеет богатый исторический опят, многообразие народов и культур, что позволяет создавать разные модели местного самоуправления. В каждом муниципальном образовании будет своя специфика во взаимоотношении, но нельзя забывать, что она эволюционирует под воздействием внешней среды (изменение финансовых, экономических, правовых и территориальных основ). В результате формируется качественная, функциональная модель.
     Развитие судебной зашиты органов местного самоуправления свидетельствует о обжалование в суде любого федерального закона затрагивающие его интересы [10].
     Как видно в деятельности государственной на местном уровне выступает как один из участников муниципально – правовых отношений, оказывают поддержку создавая все необходимое. 
     Все это значит, что на федеральном уровне появился подробный перечень предметов введения и полномочий, вследствие чего, будут устраняться проблемы в построении модели взаимоотношения, а именно четкое разграничение полномочий, определение ответственности каждой стороны этой системы.
Литература: 
[1] Акмалова А.А. Особенности организации местного самоуправления на отдельных территориях // 2016, ВИПЕРСОН. URL: http://viperson.ru/wind.php?ID=645867&soch=1
[2] Батычко В.Т. Муниципальное право Конспект лекций. Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2010 г. // 2016, Административно-управленческий портал. URL: http://www.aup.ru/books/m234/4_2.htm
[3] Бабичев И.В. Органы местного самоуправления муниципального образования как публично-правовая система: некоторые вопросы институционализации // Вестник Московского университета. Сер. 11: Право. 2010. № 3.
[4] Бурмистров С.А. Пределы контроля органов государственной власти в сфере муниципального самоуправления: проблемы делегирования государственных полномочий // Государственная власть и местное самоуправление. 2008. № 4. 
[5] Галушкин А.А., Забелина Е.В., Кучеренко П.А., Чихладзе Л.Т. Муниципальное право России. М.: РУДН, 2015.
[6] Галушкин А.А., Митрохин В.В., Тарадаева А.В., Усков И.В. Финансовая система Российской Федерации: состояние, тенденции и перспективы. М., 2015.
[7] Камышанова А.Е. Правовое и информационное обеспечение реформы жилищно-коммунального хозяйства органами местного самоуправления // Государственная власть и местное самоуправление. 2009. № 3. 
[8] Кодина, Е.А. Развитие законодательства о местном самоуправлении. Анализ актуальных правовых вопросов // Местное самоуправление: организация, экономика и учет. 2013. № 2. 
[9] Лукьянова Н.И. Проблемы правового регулирования территориальной организации местного самоуправления // Практика муниципального управления. 2013. № 2. 
[10] Новикова И.В. Судебная защита как конституционная гарантия права на местное самоуправление // Государственная власть и местное самоуправление. 2006. № 2. 
[11] Сарыков К.Т. Компетенция органов местного самоуправления как составная часть их конституционно-правового статуса // Государственная власть и местное самоуправление. 2010. № 11. 
[12] Федеральный закон от 12 июня 2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс», 2016.
[13] Федеральный закон от 02 марта 2007 № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс», 2016.
[14] Хабриева Т.Я. Современная конституция и местное самоуправление // Журнал российского права. 2005. № 4. 
[15] Чихладзе Л.Т. Конституционные основы местного самоуправления в Российской Федерации // Вестник Московского университета МВД России. 2015. № 5. 
[16] Чихладзе Л.Т., Соколов Н.Н. Особенности генезиса местного самоуправления и местного управления в России. Часть 1 // Юстиция. 2015. № 1. 
[17] Чихладзе Л.Т. Особенности генезиса местного самоуправления и местного управления в России. Часть 2 // Юстиция. 2015. № 2. 
[18] Шугрина, Е. С. Особенности организации местного самоуправления на отдельных территориях // Муниципальное право. 2012. № 4.
Заголовок En: 

Differentiation of Areas of Jurisdiction of Public Authorities and Local Government

Аннотация En: 

Article is devoted to the analysis of the mechanism of regulation of the rights and duties in questions of competences between public authorities and local government. First of all, special attention is paid on a legal basis and material resources of functioning of the studied objects. In the second to reveal and designate a problem root in contradictions between the federal and local legislation in the field of the studied subject. On the basis of the analysis which is carried out by consideration of competences of bodies of different levels of the power, the author gives accurate differentiation, as well as in the relations between them, and delimitation to a wide range of their powers and duties.

Ключевые слова En: 

differentiation, powers, government, municipal authority, legislation, jurisdiction, system.