Развитие теоретических представлений о местном самоуправлении и государственной власти

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 
магистрант кафедры муниципального права юридического института Российского университета дружбы народов
Аннотация: 

В настоящей статье дается характеристика теоретической составляющей модели взаимодействия органов местного самоуправления с центральной государственной властью, а также развитие научной базы в процессе истории. Актуальность данной тематике в условиях российской действительности прибавляет федерализм государственного устройства России, а именно тонкая грань в вопросах компетенций между органами одной иерархии. Данная статья, будет полезна тем, кто занимается вопросами в области теории государства и права и муниципального права. В статье приведены исторические факты в виде принятых ранее нормативных правовых актов, которые впоследствии, послужили источником для развития теоретических представлений о местном самоуправлении и государственной власти. 

Ключевые слова: 

ТГП, самоуправление, полномочия, власть, муниципальное право, проблемы, система.

     В Российской науке конституционного (государственного) права термин местное самоуправления стал употребляться с момента принятия 9 апреля 1990 года [3. С. 3].  Закона СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР» № 1418-1 [5]. Под местным самоуправлением подразумевался механизм, наделенный властными полномочиями в решении вопросов, связанных с каждодневными нуждами населения, это понятие обыденное с точки зрения юриспруденции, местное самоуправление — это важнейший элемент демократического устройства Российского государства.
     Например, Овчинников И.И. считает, что право граждан на заведование местными делами это главнейшая основа конституционного строя, которая лежит в основе организации власти. Во всех развитых странах местное самоуправление выступает в качестве института, правовые нормы которого закреплены в конституции либо в законе. Поэтому местное самоуправление является важнейшим элементом системы демократического построения государственной власти.
     Для болей эффективности реализации принципов самостоятельности в системе местного самоуправления, предполагается наличие специальных полномочий [7. С. 4] [8. С. 2] которые позволяют решать вопросы местного значения либо вопросы затрагивающие интересы местного самоуправления на уровне государственной власти.
     Непосредственно любое развитое государство должно направлять свою деятельность на интересы граждан и местное самоуправление должно исходить из той же цели. За частую возникает проблемы, интересы государства не совпадают. В такой ситуации государство конфликтует с местным самоуправлением. Ну как можно увидеть государственная власть обладает сравнительно большой мощью в сравнении с муниципальным образованием. Поэтому очень важно определить нормы взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления. Развитая система местного самоуправления помогает в государственном управлении, поскольку освобождает его от решений вопросов местного значения. 
     В большинстве развитых стран экономическое существование местного самоуправления зависит непосредственно от государства. На их содержание выделяется колоссальные средства [4. С. 41]. Помимо этого, существуют потребности людей независимо от того, существует местное самоуправление или нет, это задачи государства. Местное самоуправление формируется само из населения муниципального образования. Они знают проблематику данного муниципального образования, принимают решения по их устранению и несут полную ответственность в первую очередь перед населением.
     Принятие в 2003 году закона о местном самоуправлении это была попытка реализовать дуалистические идеи в систему местного самоуправления, но эта попытка длилась более 10 лет. 
     Был принят рад законов, масса подзаконных актов, была создана правовая база муниципального образования на основе закона №154 – ФЗ. Но несмотря на то что правовая база уже существовала. Коренных изменений, эффективность работы местного самоуправления не стало. И это основание чтобы подвергнуть систему местного самоуправления критики, пересмотру и усилении государственного влияния. Это подвигло на создании нового Федерального закона. 131 – ФЗ это эволюционные взгляды на всю систему местного самоуправления, а также его взаимодействие с государственной властью. 
     В статье 3 Конституции Российской Федерации (смотри далее –Конституция РФ 1993 г.) закреплен принцип народовластия. Это положение является базовым демократического устройства местного самоуправления. Тем самым осуществление власти на местном уровне требуются органы, которые формируются с помощью демократических процедур на местах.
     Следующая базовая норма местного самоуправления закреплена в статье 12 Конституции РФ 1993 г. В этой статье местное самоуправление признается как одна из основ конституционального строя, оно самостоятельно в пределах своей компетенции и не входит в систему органов государственной власти. Существует мнение что данная норма о осознание государством важнейших элементов социальной ценности местного самоуправления, осуществление народом власти, тем самым реализуя их право на участие в управлении государством.
     Другие же считают, что природа местного самоуправления не ясна и это попытка отделить местное самоуправление от органов государства. Но это можно классифицировать как решение, носящее политический характер. Таким образом конституционная норма местного самоуправления неточна и носит нечеткое юридическое отражение в его политической природе. 
     Так какую форму организации местного самоуправления представляет политико-правовая категория, в которой как в любой системе присущие различные закономерности, цикличность социально-управленческих процедур и государственного управления. Будучи всего лишь простым понятием в демократическом становлении и осуществлении народовластия, оно может воплотиться в различных организационно правовых формах, но как бы оно не выражалась, местное самоуправление следует понимать как самостоятельную систему.
     Существуют множество определений местного самоуправления [7]. В Российском федеральном законодательстве уже сложилось определенное определение местного самоуправления. Но есть и несогласные с ним, например, А.А Акмалова. По ее мнению, создались предпосылки, для неоправданного увеличения прав местного самоуправления, она не согласна с правами органов местного самоуправления: устанавливать местные налоги и сборы; управлять и распоряжаться муниципальной собственностью. Так же это определение ограничило влияние органов государственной власти. Она так же утверждает, что определение местного самоуправления, коренным образом противоречит европейским стандартам, а именно в статье 3 Европейской хартии местного самоуправления: 1. Под местным самоуправлением понимается право и способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, в соответствии со своей компетенцией и в интересах местного населения. (Это право не только местного самоуправления, но и населения) 2. Это право осуществляется советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного, тайного, прямого, равного и всеобщего голосования. Советы или собрания могут располагать подотчетными им исполнительными органами. Это положение ни в коей мере не исключает обращения к собраниям граждан, референдуму или любой другой форме прямого участия граждан там, где это допускается по закону. (Признается наличие вопросов местного значения и собственных полномочий)
     С ее доводами можно не согласиться, поскольку все обусловленные идеи осуществляются кругом субъектов, самостоятельной деятельности и под свою ответственность. По моему мнению можно было бы определить местное самоуправление как форму народовластия, но в российском законодательстве уже существует такое понятие (КРФ и ФЗ-131) тем более важный критерий определения местного самоуправления является функциональная реализация власти местах, но это далеко не полный спектр определения местного самоуправления.
     Можно отметить, что закрепление права органов местного самоуправления на установление местных налогов и сборов (КРФ статья 132 часть 1) и тот факт, что в 131 ФЗ этого понятия нет. Изъятие этой нормы никаким образом не влияет на функциональность местной власти, это влияет на его компетенции. Так же закрепления норм права на управление и распоряжения муниципальной собственностью (КРФ статья 132 часть 1) также можно проследить связь со статьей 8, которая определяет принцип равенства между видами собственности и равной защиты. Совокупность этих двух правомочий и определяет термин «управление».
     По моему мнению государственная власть должна налагать на себя определенные ограничения, тем самым ограничить нарушения законных интересов субъектов права. Делегирование полномочий это может быть и хорошо, но по сути это огромная, сложная, функциональная система, в которой представлены различные уровни власти, поэтому требуется специальные механизмы защиты, для того что бы более низкие уровни публичной власти были: 1. Защищены от возложения на них ненужных задач и функций, 2. Но, если передача функций состоялась, вместе с этими функциями должны передаваться и механизмы их реализации.
     Исходя из умозаключения можно построить логическую модель дальнейшего развития событий, разграничения полномочий между различными уровнями власти предполагает запрет на вмешательство в управленческую деятельность другими уровнями власти. И поэтому норма о запрете вмешательства органов государственной власти в дела органов местного самоуправления я считаю обоснованной и правомочной.
     Трактовка понятия местного самоуправления в европейской хартии неоднозначна и может пониматься как местное население, объединенное с целью защиты и исполнение властных полномочий, для развития локальной территории на которой они проживают. Но не следует забывать, что хартия содержит ничтожные гарантии местного самоуправления, в настоящие время в нашем законодательстве представлены более широкие гарантии.
     Не так недавно главным моментом в определении местного самоуправления был термин «самостоятельность», но что он подразумевает под собой, это субъект права, который лишен всяких ограничений и неподконтролен никому.  Но в статье 12 КРФ установлении границы в пределах которой они самостоятельны. Таким образом термин «самостоятельность» не может толковаться верно. Но в некоторых случаях самостоятельность может пониматься как «автономия», именно в границах, установленных КРФ или другими законами. Но в тоже время госорганы должны устанавливать только общие принципы, а в остальном органы местного самоуправления должны быть самостоятельны в пределах своей компетенции. А именно что местная власть вправе и должна решать вопросы местного самоуправления: принимать общественные решения, формировать бюджет, распоряжаться им, формировать структуру органов, владеть и распоряжаться муниципальной собственностью и т.д.
     На практике принцип самостоятельности, привела к негативному состоянию, по мнению А.А. Сергеева «полная самостоятельность органов местного самоуправления, это отрицание в необходимости регламентации их действий в отношении государства». Он имел ввиду что значение государства уменьшается, также органы местного самоуправления должны регулироваться органами государственной власти только с помощью общего регулирования, тем самым что приведет к единству государственной власти.
     Но на практике эта теория оказалась неверной. Так же оказалось, что федеральный закон 1995 года, оставил без решения большое количество проблем, которые не решались и не государственными и не местными органами, тем самым эта неурегулированность порождала социальное, политическое напряжение в обществе, что могло привести к неблагоприятным последствиям.
     Поэтому ограниченность законов стали принимать еще более пагубные законы, которые принимались: о финансах, о муниципальной службе. Для соблюдения ст. 72 КРФ декларировали лишь «общие принципы», но в итоге содержали детальное описание правового регулирования вопросов местного самоуправления.
     В подтверждении этого появились и другие теории, которые пользовались популярностью у других исследователей, которые понимали принцип независимости как формальность определяющую расположение элементов государственного аппарата. Например, по мнению Овчинникова КРФ закрепила местное самоуправление как элемент конституционного строя, тем самым гарантирует обособленность органов местного самоуправления в системе управления государством. В ст. 12 КРФ сказано, что местное самоуправлении не входит в систему государственной власти. Так что оно может пониматься как структурное подразделение государственной системы управления в целом. 
     С этим выводом я бы не согласился. Если придерживаться этой логике можно предположить, любой элемент, который не принадлежит ни к одной из целостных систем, его можно трактовать как структурное подразделение. В данном контексте речь идет не о том, что местное самоуправление никаким образом не связано с системой государственной власти, но и оно и не является подсистемой и структурным элементом. Местное самоуправление – это социально –политическое исключение, одна из разновидностей публичной власти. Федеральные законы и КРФ определяет четкую последовательность сферу деятельности местного самоуправления, взаимоотношение и механизмы реализации. Все это указывает, что органы являются самостоятельны, но тесно связанны с системой государственного аппарата. Ну это только в теории, на практике же на оборот, тотальный контроль государственного аппарата над местным самоуправлением, что приводит к не благоприятным условиям, поскольку создаются предпосылки для вмешательства в дела местного самоуправления.
     Государству не надо отстранятся от местного самоуправления, но и не надо устанавливать тотальный контроль прежде всего через органы прокуратуры и судебную власть. Много определяло обеспеченность местного самоуправления материальными и финансовыми ресурсами, многие из сторонников независимого местного самоуправления требовали отказаться от этого дабы укрепить и сохранить территориальную целостность, и выведение из-под влияния органов государственной власти, что бы не было экономической замкнутости стремились к расширению и укреплении государственности. Данная ситуация, конечно же имело место, но не во всех. Местное самоуправление потихоньку формировало свои органы, участвовало в местной жизни и распоряжалось имеющимися ресурсами.
     Конституция РФ 1993 г. в ст.130 п. 1 определила основы, «Местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью.», именно это и выступает как социальная функция.
     Конституция РФ 1993 г. в ст.131 определила поселенческий принцип местного самоуправления, тем самым выделила две основные разновидности: город и села. И именно по этому прицепу основан 131 ФЗ, который в дальнейшем развивает данную концепцию организации местного самоуправления (с учетом исторических и местных традиций).
     Конституция РФ 1993 г.  в общем виде определила деятельность органов местного самоуправления – вопросы местного значения. Можно проследить тенденцию к увеличению предметов введения местного самоуправления, а имени в ФЗ 1995 г. было около 30, в ФЗ 2003 около 40, в ФЗ 2014 их еще больше, в связи с этим можно сделать вывод что наше правительство идет верным путем развития местного самоуправления. 
     И одна на мой взгляд самая важная часть, она гарантирует выполнение поставленных задач, ведь в современном мире где царят рыночно-хозяйственные отношения, было бы тяжело без финансовой части, ст. 132 КРФ определяет экономические и финансовые основы: налоговую базу, бюджет, собственность. Но КРФ не один источник, который развивает данные положения, одно из них ГК РФ ст.125 устанавливает прекращение и получения права собственности в том числе и имущество, находящееся у муниципального образования.
     Все выше сказанные нормы КРФ, в некотором значение оказывает влияние модель взаимоотношений государства и местного самоуправления. При возникших вопросах, спорах в большинстве случаев их приходится решать в КС РФ. На мой взгляд несомненно то, что в ряде прецедентов правовая позиция КС РФ оказывает воздействие на формирование современной модели взаимоотношений и взаимосвязи государственных органов управления и местного самоуправления.
     КС РФ включил основные элементы:
     Возможность создания органов государственной власти взамен местного самоуправления. Думается, что создание органов местного самоуправления взамен государственных должно пониматься как исключение изменение уровня осуществления местного самоуправления, но не его отмену.
     Допустимость регулировать местное самоуправление федеральным законом в том случае, когда возникают соответствующие отношения, которые регулируются законом субъекта Федерации. 
     Правомерность досрочного прекращения своих полномочий органов государственной власти, в том случае если процедура его выполнения определена федеральным законодательством и решение о его применении принимается в форме закона.
     Непосредственное право органов местного самоуправления принимать федеральные нормативные акты, в том случае если субъект федерации не принял собственный или он есть (противоречит федеральному закону).
     Неправомерность и необоснованность управления федеральными органами государственной власти сроки проведения выборов. (после уже проведенных)
     Право РФ применять меры ответственности к органам местного самоуправления в целом так и к определенному должностному лицу, досрочное прекращение полномочий, в том случае если одновременно с этим назначены выборы.
     Правовой статус муниципального образования не имеет различий. Муниципальное образование независимо от численности населения, его структуры, места размеров территории, они все полагаются на одни и те же конституционные гарантии. Между ними нет разницы они не соподчинены, следовательно, равны, а равные не могут принимать и применять санкции по отношению к другому.
     Неправомерность со стороны органов государственной власти и должностных лиц предлагать на должности кандидатур на должности глав местного самоуправления, если этот кандидат выбирается из своего состава, также не правомочно выносить решения об освобождения этой должности.
     Срок полномочий депутатов органов местного самоуправления закреплен в уставе муниципального образования. Срок полномочий не должен закрепляться ни в каких нормативно правовых актах субъекта федерации.
     В определении принципов взаимодействия большую роль сыграло методологическое определение КС РФ от 02 ноября 2000г. «местное самоуправление на местах реализуется на основе совмещения государственных социальных начал, не затрагивая природе местного самоуправления, решения населения своих собственных проблем, вопросов местного значения», «органы местного самоуправления и органы государственной администрации применяют одни и те же правовые термины». 
     Все выше перечисленные решения КС РФ оказали во многом решающее влияние на образование модели взаимоотношения. Также можно подчеркнуть, что, вынося свои решения КС РФ прежде всего оперяется на нормы КРФ, тем самым особенности взаимодействия вытекают из КРФ. Логически можно представить, что такая модель взаимоотношения не может корректироваться ФЗ, и в этом заключается проблема (ограниченность), конфликт между КРФ и правовой позиции КС РФ и ФЗ.
     Особая проблематика прослеживается в трактовке КС РФ принципа самостоятельности и независимости местного самоуправления.  КС РФ указывает что КРФ предусматривает подконтрольность государству в реализации органами местного самоуправления передаваемых государственных полномочий и предполагает подконтрольность решение вопросов местного значения.
     Способы и формы контроля, механизмы и осуществление не могут нарушать гарантии независимости местного самоуправления, определенные КРФ, федеральным законодательством и противоречить принципу разграничения власти. В современном законодательстве не уместно провозглашать государственный контроль местного самоуправления в рамках которого происходит принцип отношений между ними, также установление каких-либо ограничений за деятельностью местного самоуправления, контроль за использованием финансовых средств, для целесообразного выполнения своих обязательств перед населением муниципального образования. Нормы ФЗ вступают в противоречие с этой позиции.
     Данная ситуация усугубляется тем что ФЗ 131 вступает в противоречия, но никаким образом не нарушают нормы Европейской хартии, это можно объяснить тем что нормы были ратифицированы в 1998году и устанавливают тот минимум гарантий, который гарантирует хоть какую-то самостоятельность органов местного самоуправления. КС РФ и ФЗ также развивают и эти скудные понятия. Некоторые ученые считают, что именно в этом и наблюдают проблемы становлении, развитие российской модели местного самоуправления «возвращаюсь в цивилизационное русло социальной жизни российские власти допустили ряд стратегических просчетов, возложив на институт местного самоуправления большие надежды, небыли приняты ко вниманию опыт зарубежных стран, которые доказали постепенность утверждение местного самоуправления и неотъемлемая часть присутствия государства. Из истории можно подчеркнуть становление государства на базе сходную со структурой самоуправления (с низу), но это не для нас, мы строим местное самоуправление с верху, и нам полезно то что наиболее схоже с нашими условиями.
     Думается, что изложенная позиция Васильева в проблематики построения местного самоуправления с низу или с верху несколько надуманна. На уровне местного самоуправления так и на уровне государственной власти в целом, затрагиваются интересы отдельных индивидов, групп, наций, представленными органами и должностными лицами представляющих их государства. В этой связи местное самоуправление может выступать как средство отстаивания интересов отдельных индивидов, групп, или непосредственно субъектом воздействия на эти объекты (достаточно проблемно).
     Все заключается в том на сколько сильны те или иные групповые интересы (жителей) и в чем государство заинтересованно в воздействии на эти группы, насколько оно завязано в решение вопросов местного значения, тем самым вовлеченность в государственные интересы на муниципальном уровне. 
     В прошедшие годы государство ставило задачей недопущение отделения государственных единиц, сохранения вертикали исполнительной власти. Существовал период, когда велись споры на федеральном уровне (государственной властью и частью субъектов Федерации, федеральная власть отстаивала самостоятельность местного самоуправления и пагубного воздействия субъектов Федерации, которые пользовались должностными полномочиями стягивали ресурсы и власть с Федерального уровня и местного самоуправления.
     В не столько далекий период существовала теория, которая трактовала, что отдаленность местного самоуправления от субъекта Федерации, является важнейшим гарантом целостности Российской Федерации. Потому что экономическо-финансовые интересы местного самоуправления выходят гораздо дальше за пределы субъектов Федерации. Почему так происходило? Думается что в местном самоуправлении видели опыт феодального абсолютизма. Данная теория построения в современных условиях постоянно развивающегося общества, эта теория представляется некорректной, что же показала нам практика? Органы местного самоуправления и должностные лица не в состоянии влиять на органы и должностные лица субъектов Федерации, тем самым не эффективно выполняют свои полномочия, даже при формальном отделении местного самоуправления от государства, всегда находится возможность влиять или оказывать давление на органы местного самоуправления. Возвращаясь к финансовому вопросу и интересов муниципального образования, важно отметить, что подавляющая часть их являются дотационными, то есть их экономическое функционирование на прямую зависит от субъектов.
     К настоящему времени ситуация поменялась, перечисленные проблемы взаимоотношений в основном решены: законодательством субъектов, в соответствии с федеральным законодательством; договоры; поменялась система формирования власти. Таким образом государство занялось перестройкой местного самоуправления и встраивает его в вертикаль системы централизованной власти. Но здесь есть определенный нюанс, если на это смотреть с точки зрения теории муниципального права, возникает вопрос, можно ли встроить местное самоуправление в систему государственной власти; позволит ли природа местного самоуправления сделать это. Ставиться вопрос о соотношения местного самоуправления и государственным аппаратом.
     Теоретический анализ местного самоуправления показывает, что местное самоуправление имеет государственную природу, то есть вопрос о встраиваемости местного самоуправления отпадает, тем более оно обязано работать самостоятельно как подсистема государственной власти. С другой точки зрения (общественная теория) вопросы встраиваемости встает так что это невозможно (отдельно от государства и не сращиваться с ним) поскольку они действительно будут общественными пока у них будет интересы. Решение этого проблемы заключается в синтезе государственных и общественных начал (дуалистическая модель) данная модель предполагает, что встраиваемое должно быть встроено до определенных степени. Вопрос в другом- как определить грань встроимости. Если местное самоуправление полностью отделить от государства и решения государственных задач, от придется создавать дублирующий орган для выполнения государственной воли на местах что экономически невыгодно. Если же местное самоуправление будет полностью подконтрольны государству, то мы будем трактовать местное самоуправление в конституционном понимании.
     Цель взаимоотношений, развитие демократических принципов организации местного самоуправления и действие его в интересах местного населения и государства.
     Более точную характеристику дает Чиркин В.Е., который утверждает, что укрепление государства невозможно без укрепления местного путем повышения обоснованной и разумной централизации, укрепление государственных начал на местах. 
     Проведя некоторый анализ позиций некоторых ученых о влиянии государства на местное самоуправление в значительной степени определяется самим государством. При этом нельзя упускать из вида тот факт, что развитие местного самоуправления — это набор субъективных и объективных факторов, роль каждого зависит от времени, месте, и реальной ситуации. Так же факторы зависят на каком этапе находится развитие местного самоуправления. Рассматривая вопрос какую роль играет государство в развитии местного самоуправления на современном этапе, А.А. Акмалова указывает взаимодействие государства и местного самоуправления осуществляется в трех направлениях: во-первых понятия государственных норм и стандартов в области безопасности, ЖКХ, образования и медицины, а также применение этих нормативов в муниципальных образований должны быть направлены на развитие человеческого потенциала, местного сообщества и теории; во-вторых для поддержки местного самоуправления со стороны государственных органов власти и создание  благоприятных условий для самостоятельного развития муниципального образования, которые направлены на согласованные и эффективные воздействие, всех уровней власти для конституционных прав и свобод граждан, повышение благосостояния, жилищного уровня; в-третьих, государственная политика в области развития местных органов самоуправления является важнейшей частью его деятельности как условие становления социально развитого и экономически стабильного демократического государства [1. С. 80]. 
     Данное высказывание свидетельствует о том, что местное самоуправление должно взаимодействовать как самостоятельный субъект. Такое взаимодействие осуществляется при условии, что один субъект с ресурсами, возможностями, организационной структурой оказывает помощь более слабому. Можно представить более упрощенно. Государство и местное самоуправление можно рассматривать как разные формы реализации единой системы власти в Российской Федерации.
     Государство должно принимать меры для развития местного самоуправления, но этого недостаточно. Оно не может ограничится лишь этим. Государство должно начать с установления совместных принципов организации местного самоуправления, определить уровень его участия в местных делах, определить компетенцию в решении вопросов государственного значения. Государство должно следить за деятельностью местного самоуправления следить за тем что бы их деятельность на нарушала прав граждан. Кроме этого наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, заключение соглашений, создания органов координации и консультации, общих рабочих групп. 
     Значится, создание эффективного механизма воздействия местного самоуправления и государства в условиях принципа самостоятельности местного самоуправления по- прежнему является ключевым, одним из актуальных на сегодняшний день из вопросов.
     Например, Г.В. Атаманчук обозначил некоторые черты выявления истинной природы местного самоуправления: местное самоуправления-форма народовластия и демократии; местное самоуправление – орган между государством и обществом соединяющий их в одно целое; местное самоуправление - практическое осуществление местной воли реализация инициативы, реализация прав и свобод граждан. [2]
     Как уже отмечалось ранее определение местного самоуправления в КРФ трактуется как форма народовластия. Сама трактовка народовластие является довольно широкой и размытой по своему содержанию поскольку дает возможность населению страны управлять делами государства напрямую так и через систему специализированных органов.
     Власть народа и публичная власть понятие равноценные. Следует отметить, что государственную власть как форму публичной власти. В взаимоотношении внутри страны так и за ее пределами, органы государственной власти, которые делятся на федеральные и органы государственной власть субъектов федерации так сказать «линейные» и «ветви» законодательную, исполнительную, судебную.
     Существует и друга форма народовластия – общественная власть, деятельность и институтов гражданского общества. Главная отличительная черта от государственной, отсутствие аппарата принуждения. Общественные объединения самостоятельно решают те или иные вопросы добровольно и следуют им.
     В теории муниципального права ставиться вопрос о недопустимости отделения местного самоуправления от государства, поскольку местное самоуправление – прямое продолжение государственной власти, а органы местного самоуправления – разновидность государственных органов.
     Есть мнение насчет муниципального права, о том, что оно пошло по пути развитию англосаксонского типа. В соответствии с этим путем развития местного самоуправления обуславливается тем что местное самоуправление не входит в систему государственных органов и в тоже время взаимодействие с органами государственной власти не подразумевает какой-либо опеки. 
     По моему мнению это высказывание достаточно спорно. За местным самоуправлением закреплен большой спектр автономных вопросов, так же в отличии англосаксонской модели сохраняется вероятность административного контроля за деятельностью местных властей и есть перечень вопросов, при которых местное самоуправление и органы государственной власти действуют как одно целое. И именно это не характерно для англосаксонской модели, поэтому более корректно будет сделан вывод о том, что при построении Российской модели взаимодействия государственных органов и местного самоуправления за шаблон принималась англосаксонская модель, но с рядом включенных в неё других элементов разных систем, но в большей степени германской.
     На ряду с этим многие ученые, например, С.А.Авякьян считают, что англосаксонская модель слабо связана с российскими традициями и устоями, так же игнорировался и российский опыт.
     Таким образом муниципальная власть – это власть специального рода, которая не является продолжение государственной власти на местах, но также имеет ряд признаков характерно для государственной. К этим признакам относятся: институцианолизированный характер; наличие специализированного специфического аппарата осуществляющие властные полномочия; всеобщность, универсальность; установления и сбор налогов; средства законодательного насилия; формирование бюджета. На ряду с этим отсутствует строгая иерархия соподчиненность действуют от имени государства, решение вопросов местного значения реализуется с особенностями территории муниципального образования; отсутствуют политические функции [6].
     Муниципальная власть – это необычный публично-правовая особенность, схожесть с государственной властью, то что государственная и муниципальная власть обеспечивает подконтрольность себе муниципально-правовых отношений. Отличительные признаки: 1) наличие специфического субъекта – населения. 2) особая институционализация муниципальной власти (не обладает собственным аппаратом принуждения, он заимствуется у государства.
     Как уже показывалось ранее любые государственные полномочия несут публичный характер, но не все публичные интересы имеют государственное значение, а что касается зависимости, ее наличие не может свидетельствовать о государственной или не государственной природе местного самоуправления. Общество и индивид в той или иной степени зависит от государства. Историческая природа государства такова, что может устанавливаться тотальный контроль на все субъекты, находящиеся под его влиянием и поставить их в совершенную зависимость своей воли.
     Значится публичность – это то общее, что и объединяет государственную власть и местное самоуправление; это интересы людей разного «сословия»; это условия нормального существования людей, предприятий, организаций и общества в целом; это коллективное саморегулирование, самоорганизация самоуправления. Как мы можем понять местное самоуправление имеет значение децентрализованного управления в государстве. Отличие от государственной в том, что управление происходит органами не входящих в структуру органной государственной власти, но она является публичной.
     Существует два вида публичной власти: государственная и муниципальная. Каждая из них имеет свою специфику, органы местной власти решают вопросы носящий местный характер, а государство напротив вопросы государственного значения.
     Как представляется понятие о равенстве государственной и муниципальной власти немного некорректны, поскольку они по определению не равноправны у государственной власти есть отличительный признак (суверенность), потом государственная власть распространяется на всей территории Российской Федерации, а муниципальная ограниченна территорией конкретного муниципального образ. Так же государство определяет принципа организации местного самоуправления и тем самым формируется модель взаимоотношений. Тем самым муниципальная власть зависит от государства, она получает такую самостоятельность, которую для нее определит государство. Любое другое будет расцениваться как покушение на суверенность государственной власти.
     Муниципальная власть – совокупность форм и методов для управления конкретной территорией, для удовлетворения потребностей жителей. 
     Муниципальной власти присуще черты государственной власти, поэтому самостоятельность в решении вопросов местного значения неотъемлемый признак местного самоуправления, не может существовать вне системы (единой государственной) экономической, социальной, идеологической и других. Не может быть абсолютно независимой.
     Учитывая все больше нарастают тенденции развития законодательства в области местного самоуправления, отталкиваясь из круга задач, можно охарактеризовать   как государственною, но с общественными чертами, именно эти черты и позволяют отождествить ее как государственную. Под моделями взаимодействия понимается обособленность, специфику конструкции (позволяющею определить и обобщить признаки характеризующие особенности взаимоотношения). Каждой модели взаимоотношений характерен особенный набор отличающий её от других моделей (юридических, сущностных, функциональных, социальных, экономических, организационных и других характеристик).
     Моделирование приводит к формированию юридических конструкций. Конструкция (от латинского constructio - составление, построение), устройство, взаимоотношение разных частей, состав какого-либо строения, механизма и т.п.
     Конструкция приобретает юридическое значение только тогда, когда приобретает определенные права, когда они выстраиваются в правовые формы, структуры, модели, выполняющие определенные действия. Юридическая конструкция рассматривается в нескольких значениях: как юридическая техника отражающая правовые нормы в законах и иных нормативно правовых актах; как элемент содержащее право; как средство толкования, научного познания юридических фактов.
     Роль муниципальной конструкции заключается в характере их функций: демонстрационной, объясняющей, нормотворческой, правоприменительной.
     Требования к изучению модели взаимодействия, напрямую связаны с общими и особенными чертами: взаимодействие анализируются, вытекая из общего в природе этой власти (муниципальной и государственной) и в природе по отношению к государственной власти.; сочетание общих и особенных, дать определение природе местного самоуправления. Построить модель с адаптационной структурой к конкретным условиям существования местного самоуправления  на всей территории и в отдельных муниципальных образованиях.; любой модели характерно иметь свой набор свойств, функций, особенностей, признаков, структуры, которые проявляются в тех или иных формах.; Федеративная природа России доминирующий фактор для системного подхода в изучении модели взаимодействия; Модель взаимоотношения в полной мере изучает лишь сочетание общих признаков, которые имеют свою специфику и специфику конкретного муниципального образования. 
     Актуальная задача муниципального права методологическая основа дуалистической модели правовой природы самоуправления. Говоря о том, что такой вариант нежелателен поскольку «местное самоуправление способно создать сочетание власти и свободы в вертикали власти и в самоорганизации населения. Это пошатнет представление о традиционном и авторитарном представлении о демократии как о исключительном приоритете государства в организации власти. Но последние тенденции очевидны, общественные начала в организации местного самоуправления ослабевают.
     Теоретическая дуалистическая модель местного самоуправления реализовалась лишь в некоторых муниципальных образованиях, в основном сельского типа, там, где не чрезмерное население, которое смогло сомоорганизоваться и решить вопросы местного значения или через представителей. Что же касается городов и других населенных пунктов где большое количество населения, местное самоуправление не особо отличается от государственной власти. Производились одинаковые (по одному законодательству) выборы, зачастую граждане муниципального образования просто игнорируют их. Местные референдумы на практике почти не проводятся, как и сход граждан (практически не реализован) даже в мелких муниципальных образованиях. 
     Как отмечают некоторые ученые необходимо закрепить некоторые механизмы, которые обеспечивают: стабильность муниципальной власти; ее эффективность (способность качественно выполнять свои обязанности); организация власти путем свободного и осознанного волеизъявления; максимизировать решение вопросов местного значения отражающею идею большей части населения; подконтрольность местной власти населением; информированность и открытость. Бесспорно, что все перечисленные показатели должны поддерживаться, развиваться и внедряться глубже. Но также нужно отразить немаловажный пункт, экономическая стабильность и развитии, рост муниципальных доходов должен расти в современном времени не всегда получается быть «нахлебником» и просить вечно дотации. 
     В дальнейшим открытость и подконтрольность над ресурсами муниципального образования. Все материалы и отчеты должны публиковаться, это же касается и растраты из бюджета, у населения должна быть возможность задавать вопросы о расходах, а органы и должностные лица должны давать конкретный ответ или отчет.
     При условии внедрения всех этих механизмов можно будет говорить о построение эффективного местного самоуправления, которое будет действовать в интересах граждан и государства. 
     Неизменным в взаимодействии местных органов и государства остается определение устройства государственной власти общих принципов организации местной власти, обеспечение общеобязательных решений, двойственная компетенция местного самоуправления (разделение государственных и вопросов местного значения. 
     В итоге все вышесказанное подводит, что вопрос о природе местного самоуправления, к сожалению, не найдет конец и универсальное решение. Природа местного самоуправления постоянно эволюционирует, развивает структуру, изменяет свое направление, реагирует на экономические предпосылки.
Литература: 
[1] Акмалова А.А., Муниципальное право России: Учебник для вузов. М.: ЭКМОС, 2002. 
[2] Атаманчук Г.В. Теория государственного управления // 2016, КУЧА КНИГ. URL: http://www.kuchaknig.ru/show_book.php?book=189525&page=7
[3] Галушкин А.А., Забелина Е.В., Кучеренко П.А., Чихладзе Л.Т. Муниципальное право России. М.: РУДН, 2015. 
[4] Галушкин А.А., Митрохин В.В., Тарадаева А.В., Усков И.В. Финансовая система Российской Федерации: состояние, тенденции и перспективы. М., 2015. 
[5] Закон СССР от 09 апреля 1990 № 1418-1 « Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР» // СПС «КонсультантПлюс», 2016.
[6] Овчинников И.И. Теоретико-правовые основы местного самоуправления в  Российской Федерации: Системный анализ концепции и методологии правового регулирования : Автореферат  диссертации на соискание ученой степени доктора юридических  наук // 2016, Дирекция портала "Юридическая Россия". URL: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1239408
[7] Чихладзе Л.Т., Соколов Н.Н. Особенности генезиса местного самоуправления и местного управления в России. Часть 1 // Юстиция. 2015. № 1. 
[8] Чихладзе Л.Т. К вопросу о понятии и признаках местного самоуправления // Правовая инициатива. 2015. № 1.

 

Заголовок En: 

Theoretical Ideas of Local Government and State Government Development

Аннотация En: 

In this article the characteristic of a theoretical component of model of interaction of local government bodies with the central government, and also development of scientific base in the course of history is given. Relevance to this subject in the conditions of the Russian reality is added by federalism of a state system of Russia, namely a thin side in questions of competences between bodies of one hierarchy. This article, will be useful to those who deal with issues in the field of the theory of the state and the right and the municipal right. Historic facts in the form of the regulatory legal acts adopted earlier which subsequently, were a source for development of theoretical ideas of local self-government and the government are given in article.

Ключевые слова En: 

TSL, self-government, powers, power, municipal right, problems, system.