Психолингвистические особенности судебного решения. Категория времени (на примере судебных решений по гражданским делам).

Номер журнала:

Краткая информация об авторах: 

доцент кафедры культуры и искусств МИИГУ им. П.А. Столыпина

Аннотация: 

В настоящей статье автором проводится анализ взаимосвязи речевой и мыслительной и психической деятельности человека, так называемый психолингвистический анализ текста судебного решения. В заключении автор делает вывод о том, что от стиля текста и его назначения, категория времени в любом случае существует не только в языке, но и в дискурсе в целом. При глубоком анализе текста официально-делового стиля, юридического подстиля, коим является судебное решение, становится понятно, что выражение категории времени очень важно.

Ключевые слова: 

судебное решение, психолингвистические особенности, категория времени, анализ, стиль.

     Судебное решение является объектом исследования не только юристов, но и ученых-лингвистов и филологов [14. С. 3]. Поскольку судебное решение, как и любой судебный документом представляет собой как текст, так и речевой акт. И то и другое является результатом мыслительной деятельности человека, который выражается с помощью языковых средств.

     «Предметом исследования психолингвистики (ПЛ) является прежде всего речевая деятельность как специфически человеческий вид деятельности, ее психологическое содержание, структура, виды (способы), в которых она осуществляется, формы, в которых она реализуется, выполняемые ею функции. Как отмечает основоположник отечественной школы психолингвистики А.А. Леонтьев, «предметом психолингвистики является речевая деятельность как целое и закономерности ее комплексного моделирования».

     Другим важнейшим предметом изучения психолингвистики выступает язык как основное средство осуществления речевой и индивидуальной речемыслительной деятельности, функции основных знаков языка в процессах речевой коммуникации. «В психолингвистике в фокусе постоянно находится связь между содержанием, мотивом и формой речевой деятельности и между структурой и элементами языка, использованными в речевом высказывании» [9].

     Текст как факт речевого акта системен. Текст представляет собой некое завершенное сообщение, обладающее своим содержанием, организованное па абстрактной модели одной из существующих в литера­турном языке форм сообщений (функционального стиля, его разновидно­стей и жанров) и характеризуемое своими дистинктивными признаками.

      «Содержание применительно к тексту приобретает свое термино­логическое употребление, отличное от понятий "смысл" и "значение". Содержание как термин грамматики текста будем относить лишь к информации, заключенной в тексте в целом; смысл — к мысли, сооб­щению, заключенным в предложении или в сверхфразовом единстве; значение - к морфемам, словам, словосочетаниям, синтаксическим конструкциям.

     Смысл относится к законченному отрезку речи, выражающему определенное суждение, ситуационно ориентированное. В этой связи нуж­но высказать несколько соображений по поводу терминов, предложен­ных В.А. Звегинцевым: псевдосмысл и псевдопредложение [Звегинцев, 1976] [6]. Автор этой работы не признает за самостоятельным предложением смысла, если оно не соотнесено с текстом. Более того, такое предложе­ние рассматривается как лишенное своего непосредственного назначения: оно лишь строительный материал языка» [4].

     «Отметим, что письменному тексту, как коммуникативному средству, свойственно выполнение определенных коммуникативных функций, среди которых, в рамках нашего исследования, мы выделяем информационную и прагматическую. Первая заключается в способности сообщать информацию о предметах, их свойствах, явлениях и процессах. Вторая, в свою очередь, трактуется как способность передавать коммуникативную установку, которая определяет соответствующее воздействие на коммуниканта и его адекватную реакцию в соответствии с социальной нормой речевого поведения» [3].

     В вопросе психолингвистики текста нельзя обойти вниманием и вопрос юридической психолингвистики, поскольку в нашей работе речь идет о тексте судебного решения. «Общий метод юридической психолингвистики заключается в том, чтобы на основе исследования формальных (лингвистических, текстовых, фонетических, стилистических и пр.) и неформальных (содержательных, смысловых, интенциональных и др.) характеристик текста определить отдельные психологические черты породившего его человека, либо воссоздать его целостный психологический портрет. Несмотря на некоторую похожесть, данный метод отличен от методов автороведческой и иных экспертиз, поскольку, как правило, не принимает в расчет условий запечатления текста: иногда автор текста и его исполнитель суть разные люди. Разность предметов исследования определяет и различие в технике решения прикладных задач» [15].

     «Грамматика любого языка — результат наблюдений над функциониро­ванием этого языка в различных областях человеческой деятельности. Цель этих наблюдений — сведение кажущегося хаотического употребления к каким-то закономерностям, без которых, как известно, невозможно постижение природы данного явления. Стремление выделить "островки" организованности в окружающей нас действительности предопределено самой сущностью человека как "организованного" факта, смоделирован­ного природой и в значительной степени доступного нашему наблюдению. Язык, как продукт человеческого сознания, предназначенный для целей коммуникации, естественно, тоже организован. Однако характер этой организованности полностью еще не выяснен» [4].

     Видится целесообразным произвести психолингвистический анализ текста судебного решения по такой схеме, как предлагает В. В. Красных [10].

     В рассмотрении судебного решения особенно важным является то, что оно существует только в рамках юридического дискурса. Юридический дискурс подразумевает под собой массу различных ситуаций.  В частности, одной из них является ситуация суда или судебный процесс. Данную ситуацию  Е.А. Земская [7] называет конситуацией.

     Стоит обратить внимание на то, что судебное решение функционирует в юридическом дискурсе и он тоже является своего рода ситуацией, определяющей функционирование текста.

     Время является важным фактором в судебном решении. Сам судебный процесс соответственно проходит во временных рамках. Причем в тексте четко указано время и место: к примеру «27 августа 2015 года Пущинский городской суд Московской области в составе председательствующего судьи» [5]. Соответственно, формально коммуникативный акт происходит во время, описанное в нем. Но фактическое время мы можем определить исходя из временных форм, используемых в тексте.  «Морфологическая категория времени глагола – это система противопоставленных друг другу рядов форм, обозначающих отношение действия ко времени его осуществления. Строение системы форм времени в их отношении к виду глагола свидетельствует об отсутствии тождества между грамматическим временем и представлениями о членении реального времени» [8].

     В судебном решении присутствуют формы всех времен. Категория времени в русском языке имеет различное значение, в зависимости от формы времени: настоящего, прошедшего и будущего.

     Интересный становится тот факт, что если отследить категории времени, в которых функционируют истец и ответчик, то станет очевидно, что в основном истец функционирует в настоящем времени, а ответчик в прошедшем.

     «Формы настоящего времени обладают категориальным значением одновременности (настоящего) по отношению к грамматической точке отсчета. <…> Формы прошедшего времени имеют категориальное значение предшествования (прошедшего) по отношению к грамматической точке отсчета» < …> Формы будущего времени - будущего сложного и будущего простого – выражают категориальное значение следования (будущего) по отношению к грамматической точке отсчета» [8].

     «Истец просит суд признать ответчика прекратившим» – данная часть судебного решения представлена в форме части сложносочиненного бессоюзного предложения, которая раскрывает смысл первой части. Следовательно, суд установил, что: «истец просит суд признать ответчика прекратившим».

     По временной категорииистец просит (сейчас, одновременно с моментом  ознакомления с судебным решением) признать – смысловая часть выражена инфинитивом – ответчика прекратившим. Причастие прошедшего времени совершенного вида означает, что действие уже свершилось в прошлом.

     «Истец обосновывает  квартира принадлежит ей  отношений не имеется не живёт» – все временные формы, связанные с истцом, стоят в настоящем времени.

     «Брак сына с ответчиком расторгнут соглашения не заключались»третьи лица  существуют в другой временной категории – прошедшего времени

     «Поддержал  ответчик признал»  основания иска не оспорил, пояснив – ответчик тоже существует в прошедшем времени.

     «Квартира принадлежит истцу»   - снова ситуация в настоящем времени, поскольку касается истца.

     «Ответчик был зарегистрирован»прошедшее время (касается ответчика)

     «Брак между сыном истца и ответчиком был расторгнут» – в данной ситуации присутствует и истец и ответчик, но при этом время используется прошедшее, которое до этого использовалось только в сочетании с ответчиком

     «Ответчик в спорной квартире не живет» – время используется настоящее, но в сочетании с глаголом прошедшего времени в предыдущей части, оно имеет значение прошедшего.

     «К членам семьи  относятся»третьи лица в настоящем времени граждане могут быть признаны членами семьи, если они – появляется будущее время условное … Это ирреальность, а не реальность действий.

     «Двухвалентный союз если «условия» (если X, то Y) вводит представление о такой связи между двумя ситуациями X и Y, когда наличие одной из них (X) делает наличие другой (Y) очень вероятным» [11].

     «Право пользования не сохраняется»здесь время указывается настоящее по формальным признакам, но при этом значение его указывается на факт действительности вне времени. «Основными типами настоящего неактуального являются настоящее время постоянного действия (настоящее постоянное) и настоящее абстрактное. Настоящее время постоянного действия (настоящее постоянное) констатирует наличие того или иного отношения, не связанного с временными ограничениями» [8]. «Констатируется существование, постоянная данность отношения, не связанного с временной протяженностью (такое употребление особенно характерно для научной речи, учебников). При этом используются главным образом формы наст. вр., но возможны и другие формы» [12].

     «Истец исковые требования поддержал» – истец снова переходит в категорию прошедшего  времени, поскольку попадает в одну реальность с ответчиком. Эта реальность существует на уровне анализа ситуации судом (в прошлом) и принятия решения (в прошлом)

     «Ответчик в судебном заседании иск признал, основания иска не оспорил»ответчик по-прежнему существует в прошедшем времени

     «Удовлетворяя иск, суд» принимает признание иска ответчиком»деепричастный оборот выступает в качестве обстоятельства образа действия.

     «Деепричастный оборот, как и одиночное деепричастие, обозначает добавочное действие и совершается тем же лицом, предметом или явлением, которое совершает основное действие».

     При этом, еще одним важным действующим субъектом в судебном решении является суд.

     «Суд рассмотрев, установил»: - данные глагольные формы представлены в прошедшем времени. Это значит, что суд совершил свои действия до настоящего момента, до оглашения и принятия решения и, соответственно, до того момента, когда адресат знакомится с ним.

     «Заслушав стороны, изучив материалы дела, суд считает»деепричастия в форме прошедшего времени…действие совершалось в прошлом. А так как оно выражено причастным оборотом, оно представляет собой процесс, происходивший в прошлом и завершившийся. Об этом совершенный вид глагола, от которого образовано это деепричастие. Но завершение этого процесса влияет на настоящее – после его завершения суд считает (сейчас, в момент ознакомления)

     «Материалами дела установлено, что спорной является»та же ситуация повторяется. Кратко причастие прошедшего времени совершенного вида говорит о том, что действие завершено, а союз что является здесь изъяснительным, что помогает пояснить смысл того, что говорится в первой части предложения. Очевидно, что в первой части предложения время прошедшее, а во второй части  -  настоящее время. Это говорит о том, что установление определенных фактов происходило в прошлом, а результат действителен в настоящем и актуален сейчас.

     «Руководствуясь ст. 31 ЖК РФ, суд решил»в резолютивной части решения используется  в деепричастии настоящее время, а в глаголе – прошедшее. Но временно континуум стоит воспринимать целостно, поскольку деепричастный оборот выступает в роли предиката и не функционирует без основной части.

     «Иск удовлетворить.    Признать Филичеву Н.С. утратившей (не сохранившей) право пользования жилым помещением – квартирой <адрес> г. Пущино Московской области».

     «Взыскать с Филичевой Н.С. в пользу Семеновой Л.Н. судебные расходы на госпошлину в размере ... рублей»в финале судебного решения используются односоставные предложения и конструкции , с приказным характером.  Так называемые инфинитвные предложения. «Инфинитивные предложения синонимичны безличным предложениям с модальными безлично-предикативными словами нужно, нельзя, необходимо, должно и др., но отличаются большей экспрессией, лаконичностью, напряженностью. Поэтому они особенно свойственны разговорной речи и часто употребляются в художественной литературе» [1].

     Несмотря на это, экспрессия приказной характер синонимичный характеру слов надо, нужно, необходимо свойствен и жанру судебного решения. «Независимый инфинитив может выступать в роли сказуемого в односоставных инфинитивных предложениях (в школьных учебниках они рассматриваются как разновидность безличных конструкций): Не видать вам больше удачи! Поднять паруса! Всем приготовиться! Молчать! Не возражать командиру! Кого ж любить? Кому же верить? Такие конструкции носят чаще всего приказной характер, отличаются категоричностью высказывания» [13].

     «Решение может быть обжаловано в течение месяца в Мособлсуд через Пущинский горсуд»любое судебное решение заканчивается одной и той же фразой насчет обжалования его в вышестоящей инстанции.

     В заключение можно сделать вывод о том, что нехудожественный текст с точки зрения своей временной категориальности не до конца изучен. Как пишет Валгина Н.С.: «Нехудожественный текст тоже примечателен «своим отношением» ко времени. Такие тексты, как законодательный, инструктивный, справочный, ориентируются на «невременное» выражение мысли. Глагольные формы времени, используемые здесь, вовсе не означают то, что они призваны означать, в частности, формы настоящего времени передают значение постоянства признака, свойства или постоянства совершаемого действия. Такие значения абстрагированы от конкретных глагольных форм. Время здесь как бы вовсе отсутствует» [2].

     Мы не можем согласиться с данным утверждением. Поскольку независимо от стиля текста и его назначения, категория времени в любом случае существует не только в языке, но и в дискурсе в целом. При глубоком анализе текста официально-делового стиля, юридического подстиля, коим является судебное решение, становится понятно, что выражение категории времени очень важно. Поскольку именно глагольные формы подчеркивают функционирование различных субъектов в тексте в различных временных рамках. А это значит, что категория времени все-таки существует и в нехудожественном тексте.

Литература: 
[1] Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И. Современный русский язык.6-е изд., перераб. и доп. М.: Логос. 2002.
[2] Валгина Н.С. Теория текста. Учебное пособие. М.: Логос. 2003.
[3] Винник В.С. К вопросу о тексте судебного решения в рамках речевой коммуникации // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2012. № 1 (12).
[4] Гальперин И.Р. Текст как объект лигвистического исследования // 2015, Учебный портал "Лингвистика Онлайн". URL:http://linguistics-online.narod.ru/index/0-335
[5] Дело № 2-213/2015, решение Пущинского городского суда Московской области от 27 августа 2015 // URL: http://xn--90afdbaav0bd1afy6eub5d.xn--p1ai/bsr/case/7498492
[6] Звегинцев В.А. Предложение и его отношение к языку и речи. Серия "Из лингвистического наследия В.А.Звегинцева". 2007.
[7] Земская Е.А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы обучения: учебное пособие. М.: Наука, Флинта. 2006.
[8] Категория времени. Система форм времени // URL: http://rusgram.narod.ru/1490-1515.html
[9] Ковшиков В.К., Глухов В.П. Психолингвистика. Теория речевой деятельности. Учебник для педагогических и гуманитарных вузов / В.П. Глухов. М.: Изд-во АСТ. 2009.
[10] Красных В. Комплексный психолингвистический анализ текста // Личность в пространстве языка и культуры. Тематический сборник. Краснодар: КубГУ. 2005.
[11] Проект корпусного описания русской грамматики. Русская грамматика. //  URL: http://rusgram.ru
[12] Употребление видов. Типы ситуаций, передающихся при участии глагольного вида. Ситуация постоянного отношения. Употребление несов. Вида при выражении ситуации постоянного отношения // URL: http://rusgram.narod.ru/1437-1454.html#1448
[13] Фоминых Л. Синтаксическая роль инфинитива. Научно-методический, культурно-просветительский журнал ФГБОУ ВПО «Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет». // URL://http://philolog.pspu.ru/module/magazine/do/mpub_15_303
[14] Чилингарян К.П. Советы адвокатам: речь и как донести ее в суде // Правовая инициатива. 2012. № 2. 
[15] Энциклопедия юридической психологии / Под общей редакцией профессора А.М. Столяренко. М.: ЮНИТИ-ДАНА. 2003.
Заголовок En: 

Psycholinguistic Features of Judgment. Category of Time (On the Example of Judgments On Civil Cases).

Аннотация En: 

In the present article author carries out analysis of interrelation of speech and cogitative and mental activity of the person, so-called psycholinguistic analysis of the text of the judgment. In the conclusion the author draws a conclusion that from style of the text and its appointment, the category of time anyway exists not only in language, but also in a discourse in general. In the deep analysis of the text of official style, legal substyle which the judgment is, it becomes clear that expression of category of time is very important.

Ключевые слова En: 

judgment, psycholinguistic features, category of time, analysis, style.